Перейти к основному содержанию
урф-адетлеримизни унутмайыкъ

 

Советский и узбекский профессиональный шоссейный велогонщик, заслуженный мастер спорта России
Дата рождения: 28 февраля 1964
Место рождения: Узбекистан
Рост, см: 174
Вес, кг: 72
 
Джамолидин Абдужапаров — спринтер. За его агрессивную и опасную маеру финишировать его прозвали «Ташкентским терминатором» (англ. Tashkent Terror).
 
Дипломированный специалист советской спортивной программы, Абдужапаров вышел на пик в своей карьере, как раз когда его страна получала независимость. После первоначальных трудностей, включая не принятие Узбекистана в UCI, что вызвало проблемы с Мировым чемпионатом по велоспорту, он начал выступать за западную профессиональную команду, став одним из лучших спринтеров в мире.
 
Абдужапаров остается известным благодаря борьбе за зелёную спринтерскую майку с Лораном Жалабером на гонке «Туре де Франс» в начале 1990−х. В 1991 году «Абду» выиграл соревнование, несмотря на эффектное падение во время последнего этапа на Елисейских полях в Париже, где за 100 метров до финиша он наехал на бутылку «Кока-колой». Несмотря на то, что у него было достаточно очков для выигрыша майки спринтера, он должен был пересечь финишную линию без посторонней помощи. Члены его команды посадили его на велосипед, и он сам медленно доезжал оставшиеся метры в сопровождении медиков, идущих рядом с ним.
 
В последнем полном туре в 1996 году, Абдужапаров устроил горный отрыв для его последней победы на этапе, очень необычный для спринтера. Тем не менее, результаты не были столь хороши, и после провала антидопинговых тестов во время второго этапа в 1997 году на «Тур де Франс», он ушел из велоспорта. Он не прошёл допинг-пробы, скрывая его наличие в организме лекарством против астмы Кленбутеролом.
Эдди Меркс, Абдужапаров и Лоран Жалабер — единственные велогонщики, сумевшие выиграть все три Гранд Тура в общем зачёте по очкам.
Главные победы
 
«Тур де Франс» — «зелёная майка» (1991, 1993, 1994); 9 побед на этапах
 
«Джиро д'Италия» — «малиновая майка» (1993); 1 победа на этапах
 
«Вуэльта Испании» — «синяя майка» (1992); 7 побед на этапах
 
На видео последний сюжет посвящён упомянутому падению Абдужапаров на банке с «Колой».
 
Джамолидин АБДУЖАПАРОВ: «ФИНИШИРОВАТЬ ПЕРВЫМ НА ЕЛИСЕЙСКИХ ПОЛЯХ — ЭТО ФАНТАСТИКА!»
ДОСЬЕ «СЭ»
 
Джамолидин АБДУЖАПАРОВ
 
Родился 28 февраля 1964 года в Ташкенте. Рост — 172 см, боевой вес — 72 кг.
 
Один из лучших финишеров за всю историю велошоссе.
 
Чемпион СССР-89 в групповой гонке и гонке-критериуме, третий призер чемпионата СССР-84 в групповой гонке.
 
Победитель 9 этапов «Тур де Франс», 1 этапа «Джиро д’Италия», 7 этапов «Вуэльты», 5 этапов велогонки Мира, многократный победитель престижных однодневных гонок. Победитель в очковом зачете: «Тур де Франс» (1991, 1993, 1994), «Джиро д’Италия» (1994), «Вуэльта» (1992).
 
Выступал за профессиональные команды: «Альфа Люм» (1990), «Каррера» (1991 — 1992), «Лямпре» (1993), «Полти» (1994), «Новелли» (1995), «Рефин» (1996), «Лотто» (1997).
 
Завершил карьеру в конце 1997 г.
 
24 июля считается Днем рождения велосипедного спорта России. Именно в этот день в 1883 году на Центральном московском ипподроме состоялись первые в нашей стране соревнования велосипедистов, или, как их тогда называли — циклистов. Накануне очередной годовщины этого события президент Федерации велосипедного спорта России Александр Гусятников вручил почетный значок заслуженного мастера спорта знаменитому отечественному велогонщику Джамолидину Абдужапарову.
 
Абдужапаров — явление в велосипедном спорте уникальное. Девять раз он праздновал успех на этапах «Тур де Франс», однажды на «Джиро д’Италия» и семь раз на испанской «Вуэльте». Такого количества побед на этапах трех знаменитых многодневок нет ни у одного из наших гонщиков. Да что у наших! Мало кто на планете способен сравниться по этим показателям с Абду — именно так называют Абдужапарова в велосипедном мире. За последние четверть века большего числа побед на этапах самых престижных веломногодневок смогли добиться лишь два итальянских суперфинишера: Марио Чиполлини и Алессандро Петакки.
 
Конечно, до знаменитого бельгийца Эдди Меркса, который более пятидесяти раз побеждал на этапах этих гонок, Джамолидину далеко. А вот, например, семикратный победитель «Тур де Франс» Лэнс Армстронг такой коллекции побед, как у Абдужапарова, не имеет.
 
-Джамолидин, вам было не обидно выигрывать этапы на «Тур де Франс», «Джиро д’Италия», «Вуэльте» и не иметь высшего спортивного звания нашей страны?
 
- Тогда я об этом даже не думал — все внимание было сосредоточено на соревнованиях. Позже, когда завершил свои выступления, конечно, очень хотел получить и звание, и значок. Но в те времена, чтобы стать зэ-мэ-эсом, надо было удачно выступать на Олимпийских играх или чемпионатах мира. Считалось, что на «Тур де Франс», «Джиро», «Вуэльте» гоняются профессионалы и только за деньги. Было время, когда наши спортсмены не только не принимали участия в этих стартах, но даже найти информацию о гонках было невозможно. К счастью, теперь в нашей стране знают — победить на этих состязаниях даже более престижно, чем добиться успеха на чемпионатах мира или Олимпиадах. Каждая победа в многодневках поднимает престиж страны и добавляет очки в ее командную копилку. Спасибо Александру Гусятникову — он сумел объяснить это нашим спортивным руководителям.
 
-И справедливость восстановили — теперь вы заслуженный мастер спорта! Поздравления от «СЭ»! На вашем счету столько блестящих финишей. Какая из побед запомнилась больше всего?
 
- Мне дороги все мои успехи. Они достигнуты в борьбе с самыми знаменитыми, самыми лучшими гонщиками мира. Ни одна победа не далась легко — всегда была упорная борьба, и все решалось лишь в финишном створе. Но, наверное, самым запоминающимся стал мой первый успех на «Тур де Франс» в 1991 году.
 
Это был первый этап многодневки — вокруг Лиона. Я тогда только начинал свою профессиональную карьеру. В то время на велотрассах блистали такие великие спортсмены, как американец Грег Лемонд, ирландец Шон Келли, итальянец Клаудио Кьяпуччи, датчанин Рольф Соренсен. Я смотрел на них, как на небожителей. Все внимание прессы было приковано к ним — по мнению журналистов, именно они должны были разыграть финиш на первом этапе. Естественно, на меня внимания никто не обращал. За три километра до финиша все фавориты ехали вместе. Я сидел в конце группы и наблюдал. За 800 метров до финиша вперед пошел Соренсен, за ним Лемонд, еще четыре гонщика. За 400 метров справа поехал Келли. За ним Кьяпуччи зацепился. Я тоже попытался что-то сделать, но не смог — ногу свело судорогой.
 
-Иногда гонщики в таких ситуациях прокалывают ногу булавкой…
 
- Не стал этого делать по двум причинам: во-первых, опасно, вдруг булавка будет грязной, во-вторых, боялся, что соперники увидят, и тогда психологическое преимущество будет на их стороне.
 
С большим трудом заставил себя крутить педали. И за сто метров до финиша всех обогнал! Этот рывок дался мне тяжело — даже ходить не мог. Все поздравляли с победой, кричали, что надо идти на награждение, а я даже шагу не мог сделать — стоял и молчал. Потом кое-как, будто с загипсованной ногой, до награждения все-таки добрался.
 
На пьедестале почета вместе со мною стояли Келли и Лемонд, и мне было невероятно приятно впервые в жизни смотреть на них сверху вниз. Подумать только — у самого Келли зеленую майку лучшего спринтера отобрал! А вот спускаться потом с верхней ступеньки мне было ужасно — боль отпустила много позже. Пару дней приходил в себя, потом на длиннющем этапе Дижон — Реймс сумел снова финишировать первым. Длина дистанции была почти 290 км, и мы все здорово устали. Когда оставалось совсем немного до финиша, впереди маячила майка немца Олафа Людвига. С ним у меня были особые счеты: именно он обошел меня в групповой гонке на Олимпиаде в Сеуле в 1988 году. На этот раз мне удалось взять реванш! А заодно и опередить Келли на самом финише.
 
-Еще успешнее для вас сложился «Тур де Франс» 1993 года…
 
- Да, трижды был лучшим и один раз вторым. Непередаваемые, фантастические ощущения испытывал, когда первым финишировал на Елисейских Полях в Париже на заключительном этапе «Тура». Было такое количество народа, что я даже побаивался за свою жизнь. Но, слава богу, служба безопасности была начеку.
 
-Раз уж мы заговорили об Олимпийских играх, то расскажите, почему вы, будучи фаворитом, тогда проиграли Людвигу?
 
- Олаф так же, как и я, был одним из главных претендентов на победу. Считалось, что золотую медаль на финише мы разыграем между собой. Гонка складывалась непросто: мы с Олафом уехали в отрыв, отрабатывали смену за сменой, но нас достали. Потом от нас уехали, теперь уже мы с Людвигом достали лидеров. Олаф ехал справа и вдруг как нажмет на педали! Этот спурт ему удался… В общем, на колесо я сесть не успел. За 700 м до финиша казалось, что серебро мне обеспечено. Но за пятьдесят метров ноги просто встали. А наши… То ли не видели, то ли не были во мне уверены, то ли, наоборот, были слишком уверены. Короче, не помогли. И в результате я остался без медалей.
 
-Это, наверное, самое обидное поражение в вашей карьере?
 
- Нет, самое обидное произошло в 1991 году в Сан-Ремо. Уехали в отрыв Кьяпуччи и Соренсен. Начал их догонять, нагнал. После этого просто обязан был выиграть! Но не хватило опыта. Не знал, как лучше их обходить, и в результате проиграл.
 
-Самые запоминающиеся мгновения в спорте относятся к началу вашей профессиональной карьеры?
 
- Не все. Есть и более поздние неприятные воспоминания. На чемпионате мира 1994 года, проходившем в Италии, был готов, как никогда, — физически мог выиграть даже в одиночку. Но, когда за девять километров до финиша группа ушла вперед, я совершил тактический просчет и не успел «прицепиться». Как ни пытался догнать, ничего сделать не мог! В конце концов, у меня кончились и силы, и настроение. Влился в основную группу и вместе со всеми доехал дистанцию.
 
-Что в гонке для спринтера самое главное?
 
- Не зевать. Как говорят велосипедисты, быть в «толпе», но на идеальной «раздаче». Зевнул, проморгал, все — ты уже не у дел. Чем ближе конец гонки, тем внимательнее надо быть. Нужно обязательно находиться в первых двадцати пяти, даже нет, в первых двадцати, если все идут плотной группой. Если кто-то уехал в отрыв — надо быть в головной группе, иначе не успеешь среагировать. Нет смысла ехать в первой пятерке — умный спринтер должен быть настолько близко, чтобы успеть выйти вперед, и настолько далеко, чтобы сэкономить силы. Шестая, седьмая, восьмая позиции — это идеально. И лишь когда остается совсем немного до финиша, есть смысл переместиться на четвертую — пятую позиции. И уже оттуда высматривать, где и когда сделать финишный спурт.
 
-По-вашему, какими качествами должен обладать хороший спринтер?
 
- В любой момент должен быть готов к спурту, к любому толчку, а это тоже нередко бывает, уметь «устоять» и стремительно «переложить» рывок. Хорошо бы еще иметь вспыльчивый и взрывной характер.
 
-Кто из современных российских гонщиков способен стать вашим преемником?
 
- В настоящее время никого нет, и даже больше скажу — нет никого, кто мог бы быстро прогрессировать и на кого можно надеяться в ближайшем будущем. Но велосипедный спорт в последние годы становится в России все популярнее, поэтому надеюсь, что через несколько лет такой спортсмен все-таки появится.
 
-Какой прогноз вы можете дать на исход нынешнего «Тур де Франс»? Ведь именно в этой гонке вы добивались наибольших успехов.
 
- Микаэлю Расмуссену будет тяжело. Он один. Конечно, ему поможет наш Денис Меньшов, но, думаю, датчанину не сохранить желтую майку лидера до Елисейских Полей. Хотелось бы, чтобы и россияне Владимир Карпец и Владимир Гусев сыграли ведущие роли на заключительных этапах. Вы хотите получить более точный прогноз? Его не будет: предсказывать, как закончится такая великая гонка, как «Тур де Франс», — дело неблагодарное. Даже такой знаменитый гонщик, как бельгиец Эдди Меркс, побеждавший в общем зачете на всех трех супермногодневках, часто ошибался. Давайте просто понаблюдаем за ходом борьбы и пожелаем нашим велосипедистам удачи.
 
Александр ЛЮБИМОВ

 

Категория

Источник
http://medeniye.org/forum/index.php/topic,1223.0.html