Перейти к основному содержанию
урф-адетлеримизни унутмайыкъ

 

Имя певца — Февзи Билялова (1932-1999) для крымскотатарского народа в годы депортации звучало волшебным паролем к тайнам сокровищницы крымскотатарского песенного фольклора.
 
Тысячи крымских татар в зрительных залах на концертах ансамбля «Хайтарма» замирали в ожидании апогея концерта — песен в исполнении Февзи Билялова — «Салгъыр бою», «Байдарава ёллары» и многих других.
 
Песни Февзи Билялова развеивали тоску по Родине, лились словно бальзам на души людей, утоляя на минуты боль в душе и многолетнюю скорбь по отнятой Родине.
 
Его голос-набат, голос-колокол будоражил чувства, пробуждал желание жизни, борьбы за справедливость.
 
Он пел и люди глотали слезы, забывая о времени, он пел и зал словно обдавало свежестью громадной солнечной волны родного Черного моря, волной живительной и целительной.
 
Он пел песни «Порт-Артур», «Шомпол», «Чакъыджы» и другие, распаляющие, воодушевляющие, разжигающие в душах высланных со своей Родины костры протеста против чудовищной несправедливости, а потому опасные, запрещенные к исполнению в годы депортации. Но люди на концертах, стоя, аплодируя, просили его их петь! И он их пел, из-за этого его бесконечно дергали и вызывали в КГБ.
 
Февзи Билялов был олицетворением целой эпохи в истории музыки крымскотатарского народа, его называли «соловьем народа», его любили, почитали, перед его творчеством преклонялись простые люди. Он сохранял музыкальные традиции своего народа, передавал их своим ученикам…
 
Февзи Билялова можно назвать «крымскотатарским певцом века», а может, и тысячелетия… За его талант и неподражаемый сильный, звучный голос.
 
Он не участвовал непосредственно в крымскотатарском национальном движении за возвращение на Родину, но то, что он делал — своим пением воодушевляя тысячи и тысячи крымских татар, не давая померкнуть в душах чувству любви к Родине, стремлению вернуться на землю предков, — это поистине подвиг, достойный поклонения — своими песнями он пробуждал целый народ, призывал крымских татар к борьбе за справедливость!
 
Родился Февзи Билялов в  Акъяре (Севастополе) — по документам в декабре 1936 года. На самом деле день его рождения — 18 августа 1932 года.
 
Его отец — председатель сельсовета, защищал Родину на фронтах Второй мировой.
 
В депортации семья попала в Самаркандскую область. Окончил школу, поступил в сельскохозяйственный техникум, затем в сельхозинститут.
 
В семье все всегда пели, замечательный голос и желание петь взяли верх над земной профессией, и в 1957 году Ф.Билялов, пройдя конкурс, стал солистом крымскотатарского ансамбля, организованного в Ташкенте и позднее получившего название «Хайтарма». В 1967 году окончил Ташкентский театрально-художественный институт. 41 год своей жизни Февзи Билялов отдал искусству, 36 из них – с 1957 по 1993 — ансамблю «Хайтарма», 12 лет (в разные годы) он был руководителем «Хайтармы».
 
Февзи Билялов всю свою жизнь преданно служил только искусству, он отдал ему всего себя без остатка.
 
Вся его жизнь была — творчество
 
Супруга Февзи Билялова Ленияр-ханум Якубова, посвятившая свою жизнь искусству и ансамблю «Хайтарма»,   рассказывала мне о судьбе своего мужа, мы сидели за столом в подвальчике евпаторийского магазина, где она сейчас работает уборщицей:
 
gk71-06012012.jpg  Ленияр и Февзи Биляловы, 1968 год.
 
«Мы с Февзи поженились в 1958-м, 41 год прожили вместе, у нас два сына, внучка, внук Февзи, ему 10 лет, его назвали в честь деда…
 
В первый раз я увидела Февзи Билялова в середине 1950-х случайно на улице, когда он приехал в Чирчик (Узбекистан) к своим родственникам (я жила в Чирчике, в поселке Крылово).
 
Он был очень красивый, я глянула и прошла мимо.
 
Я занималась танцами, акробатикой. Когда в поселок приехал крымскотатарский ансамбль с концертом, я мыла пол в клубе, чтобы только попасть на концерт.
 
Когда объявили конкурс о наборе в крымскотатарский ансамбль, я загорелась, поехала в Ташкент, пошла в театр, где проходил конкурс. Конкурсантов оценивали Ильяс Бахшиш, Яя Шерфединов, Усеин Баккал, Сабрие Эреджепова тоже была там. Я станцевала «Тым-тым», «Хайтарму», «Агъыр ава» — от волнения вся тряслась.
 
Они тогда сказали: «Бу къыздан ансамбльге яр оладжакъ!» («Эта девушка украсит ансамбль»).
 
В декабре 1957 года я получила телеграмму с приглашением на работу в ансамбль.
 
Жили у певицы Эльвиры в крохотной комнатке, которую она снимала в Ташкенте, спали на одной кровати…
 
Февзи Билялову, оказывается, тогда артисты обо мне сказали: «Февзи, смотри, она словно нераскрытый бутон…».
 
Мы с ним поженились в феврале 1958-го, свадьбы у нас не было…
 
Первые годы я работала в ансамбле танцовщицей, с Февзи мы дуэтом пели песню «Дегирменджи»… Потом работала ведущей…
 
Когда ездили на гастроли на Кавказ, меня там приметил руководитель ансамбля «Лезгинка», приглашал на работу в свой ансамбль (они собирались на гастроли в Париж), и в Ленинград меня приглашали на работу…
 
Руководительница знаменитого узбекского танцевального ансамбля «Бахор» Мукаррам Тургунбаева очень любила нас, просила Февзи отпустить меня работать в «Бахор», таких приглашений за годы работы была масса…
 
А я была преданной  «Хайтарме», Февзи тоже был такой… Для нас с Февзи существовала только «Хайтарма». Мы и горевали, и радовались вместе с «Хайтармой», не уходили никуда…
 
Вся наша жизнь прошла в гастролях, разъездах…
 
Получили квартиру в Ташкенте в 1962 году. Всех, кому негде было приютиться, Февзи звал к нам, никому не отказывал, у нас постоянно кто-нибудь жил…
 
Домом, детьми всегда занималась я, Февзи всецело был поглощен только творчеством и ансамблем, о себе никогда не думал, мог голодный целыми днями ходить… Он говорил: «Дети, дом — это твое, мои — народ и песни…»
 
Я всю жизнь старалась быть для него опорой, поддерживала как могла…
 
В 1967 году в Чирчике проводился праздник Дервиза. Мы поехали втроем: Февзи, Аблямит Умеров и я. Остальные артисты не поехали. Февзи там пел «Шомпол» и «Порт-Артур» — люди просили. На концертах пел эти песни, за это его неоднократно вызывали в КГБ.
 
В начале 1970-х Февзи стал серьезно заниматься фольклором, разучивал малоизвестные песни с помощью моего отца — скрипача Якуба Алядинова (он умер в 1993 году). Мой отец знал много старинных песен, таких как «Къара тавшан», «Бир омуздан бир омузгъа сачлары», другие… В 1974 году Февзи Билялов был удостоен звания «Народный артист Узбекистана». Его творчество в Узбекистане  ценили, авторитет был велик. Концерты «Хайтармы» всегда проходили в переполненных залах, билетов было не достать.
 
В 1976 году мы давали концерты в Самарканде, жили в гостинице «Регистан». Однажды вечером на улице к Февзи и Али (это был наш администратор) подошел человек (я так и не узнала потом, кто это был), дал  им лист бумаги с нотами, текстом песни. Февзи на репетиции начал петь ее, это была песня «Гузель Къырым», он ее первый спел…
 
В 1978-м к Февзи как к руководителю ансамбля начались претензии с финансовой стороны (я тогда уже вышла на пенсию). До этого Февзи взял на работу молодых артистов.
 
В общем, так сложилось, что в 1978-м Февзи пришлось уйти из «Хайтармы». Он работал в Узбекском мюзик-холле под руководством Батыра Закирова, они дружили,  ездили на гастроли по всему Союзу. В Ленинграде на концерте Февзи исполнил песню «Мустафа», ему тогда подарили огромный букет цветов студенты из Средней Азии. Потом мюзик-холл распался на две группы, в одной из них пел Февзи. Он работал в мюзик-холле до 1983 года. Потом вернулся в «Хайтарму».
 
Когда в Ташкенте проходили Дни казахской культуры, народная артистка Казахстана Роза Багланова, завороженная голосом Февзи, уговаривала его уехать в Казахстан, обещала работу, карьеру, все… Я потом в шутку говорила Февзи: «Ну и поехал бы!»
 
Он перевез легендарный ансамбль «Хайтарма» на Родину
 
«В конце 1980-х началось массовое возвращение крымских татар на родину, в Крым. – продолжила рассказ Ленияр-ханум. — Зимой 1990 года «Хайтарма» поехала в Москву, дали концерт, зрители были в восторге! Там, в Москве, Февзи познакомился с татарским поэтом Саттаром Ахмедом, тот помог выйти на Казань. В марте «Хайтарма» поехала в Казань, месяц давали концерты (я была ведущей), зрительные залы были полны, это был фурор. На концерте в Казанской консерватории, где собрались официальные гости, Февзи пел в дуэте с девушкой «Гузель Къырым», о, эту песню в Казани встречали овациями! Тогда руководитель консерватории предложил Февзи присылать одаренных крымскотатарских детей учиться в Казанскую консерваторию (позже из Крыма туда поехала учиться ученица Февзи Билялова Эсма).
 
В 1991 году в Акмеджите (Симферополе) был организован крымскотатарский фольклорный ансамбль «Къырым». «Хайтарма» оставалась в Ташкенте, некоторые артисты из «Хайтармы» перешли в «Къырым».
 
Мы с Февзи и  Рефатом Ашировым (он был музыкальным руководителем  «Хайтармы») приезжали в Крым в 1991-м, искали возможность перевезти ансамбль «Хайтарма» в Крым.  Обращались к лидерам крымскотатарского народа (они тогда ответили, что у нас, мол, здесь есть ансамбль «Къырым», а вы (ансамбль «Хайтарма») будете обслуживать крымских татар, оставшихся в Узбекистане). Я сказала, что это просьба коллектива, коллектив хочет вернуться на Родину! Я обращалась и в Совет министров Крыма, и в Крымскую государственную филармонию, везде оставляла письма, я ходила к Юрию Османову, он выслушал меня, подготовил письмо в органы власти Узбекистана, пытался нам помочь… Сколько человечности было в Юрии Османове!
 
Февзи Билялов с Ашировым были на приеме у тогдашнего министра культуры Крыма, тот сказал примерно следующее: на таком пятачке мне не нужно два идентичных ансамбля.
 
Но все же они добились разрешения на переезд «Хайтармы», Акмесджид им не обещали, Февзи ответил: мне все равно, лишь бы в Крым! Предложили в Кезлев (Евпаторию)…
 
В 1992 году, как только представилась возможность, Февзи перевез ансамбль «Хайтарма»  в Кезлев (при переезде финансово помог предприниматель Арлен Абдуллаев). Позже артистам выделили квартиры в Кезлеве, ансамбль был включен в состав Евпаторийского отделения Крымской государственной филармонии.
 
И вот переехали мы с «Хайтармой» в Крым в сентябре 1992-го… Никуда нас не приглашали… Никто в счет не брал… До этого в апреле 1992-го «Хайтарму» пригласили в Турцию, в город Полатлы, мы там месяц давали концерты…»
 
Он не пошел на поводу у политики
 
«В 1993 году общественность и тогдашнее правительство Крыма инициировали в Киеве проведение Дней крымскотатарской культуры, — продолжила свой рассказ Ленияр-ханум. — Лидеры Меджлиса выступили против этого мероприятия. Февзи Билялов вопреки им поехал в Киев. Я говорила ему: «Не езжай, пожалеешь!».
 
Он тогда сказал мне: «Я поеду в Киев показать наше искусство!»
 
В ходе Дней крымскотатарской культуры в Киеве Февзи Билялову было присвоено звание народного артиста Украины.
 
А по возвращении в Крым его вынудили уйти из ансамбля «Хайтарма» под угрозой физической расправы над семьей.
 
Меня уволили из «Хайтармы» «по собственному желанию» в мае 1994 года.
 
Февзи организовал ансамбль «Хансарай», они ездили с концертами по Крыму, в Новороссийск… В 1996 году он перенес инсульт… Это случилось во время концерта в Черноморском районе.
 
В конце июля 1999 года наши соседи не пригласили его на свадьбу…
 
Это его потрясло. Он плакал. Он сказал мне: «Ладно, я Меджлиса ослушался, а соседи меня почему не пригласили петь на свадьбе?». Ведь он всю жизнь пел для народа!
 
2 августа с ним вновь случился инсульт, 8 августа его не стало…
 
gk74-06012012.jpg  У табута легендарного певца, 8 августа 1999 года.
 
Февзи Билялова лишили всего… Вся его беда была в том, что он был прямолинейный…
 
Похоронили его в селе Терекли-Конрат (Молочное), под Кезлевом. На его похороны никто из крымскотатарских лидеров не приехал…
 
В 2012 году в августе исполняется 80 лет со дня рождения легендарного певца. Я пытаюсь инициировать проведение юбилейного вечера в Акмесджиде…» — завершила свой рассказ Ленияр-ханум.
 
«…Он был несгибаемым в убеждениях, считал культуру общечеловеческим достоянием, никогда не шел на сделку с собственной совестью, познал вкус огромной заслуженной славы, опалу у власть предержащих, безграничную нежность и признательность простых людей…» (газета «Евпаторийская здравница», 18.08.1999 г.)
 
«Мучительнее нет на свете наказанья, чем видеть эту смерть, как боль свою и грех…» (Л.Филатов)
 
(газета «Голос Крыма», 20.08.1999 г.)
 
Последние годы жизни легендарный певец Февзи Билялов провел фактически в изгнании, его сгноили в забвении, отстранив от публичного творчества.
 
И никто из известных и влиятельных крымских татар тогда не вступился, не поддержал Февзи Билялова…
 
28 декабря в Крымскотатарской библиотеке им.И.Гаспринского в Акмесджиде (Симферополе) состоялась встреча с супругой Февзи Билялова Ленияр-ханум Якубовой. Она и ее сестра Урмус-ханум Абдулваитова рассказали собравшимся сотрудникам библиотеки, журналистам о легендарном певце.
 
«Февзи Билялов никогда ничего не боялся, — сказала Урмус-ханум. — В годы депортации на концертах мог переиначивать слова песен, вставлял, например, в песню о Баку слова о Симферополе под восторженные аплодисменты переполненных залов. Он был прямолинейный, открытый… Он знал множество тюркских языков. Певец и актер от Бога он был еще и хорошим хозяйственником, организатором…
 
Он был предан крымскотатарскому музыкальному искусству…»
 

Категория

Источник
http://www.goloskrima.com/?p=6909