Перейти к основному содержанию
урф-адетлеримизни унутмайыкъ

Этническое название «сарматы» обозначает своеобразную народность, населявшую неведомые для древних греков и римлян пространства сегодняшней России, в частности Приуралье. В «Истории» Геродота сказано, что сарматы жили «по ту сторону реки Танаиса (Дона) и Меотида (Азовского моря), там, где нет уж Скифии. Воинственный, дикий, вероломный народ управлялся царями, а иногда царицами». Представителя высокоразвитой культуры потрясла воинственность этих людей, особенно женщин, которые одевались в штаны и куртку, как мужчины, почти не покидали седло, ездили на охоту и воевали не только вместе с мужчинами, но и одни. Отправляясь на войну, ратницы надевали рубаху поверх длинного, просторного платья без рукавов. Головной убор женщин несколько отличался от мужского: длинные черные волосы покрывались высокой заостренной повязкой. Воинственность сарматских женщин происходила из традиции выходить замуж после того, как голова хоть одного врага падет под их мечом.

 

Скифский воин
 
Согласно рассказам грека Павсания, «сарматы не знали серебра и железа, оттого наконечники стрел и копий изготавливали из кости. Кочевники не строили ни домов, ни городов, а жили в войлочных шалашах, которые передвигались на телегах. Одевались они в зимней куртке в плащи без рукавов и шаровары, зимой покрывая голову высокой остроконечной шапкой, почти закрывавшей глаза. Обычной их пищей была конина и весьма полезное для здоровья месиво из муки с молоком и конской кровью».
Материалист Гиппократ изучал жизнь степных кочевников с медицинской точки зрения, потому смог заметить немного больше Геродота: «Сарматские женщины ездят на лошадях, стреляют из лука, мечут дротики, сидя на лошади, и сражаются с неприятелями, но только до замужества. По выходе замуж они перестают ездить верхом, за исключением случаев, когда всему народу поголовно приходится выступать на войну». Не сумев убить врага, женщины оставались девственницами до старости. У всех женщин нет правой груди, потому что вскоре после рождения девочкам выжигали грудь раскаленным медным орудием, и она не росла, а вся сила переходила в правое плечо».
Рассказы о сарматских женщинах позже легли в основу легенды об амазонках – смелых воительницах, вступавших в близкие отношения с мужчинами только для продолжения рода. Античные скульпторы изображали амазонок в привычном для себя образе, оставляя зрителя размышлять, насколько удачлива в бою томная красавица в складчатых одеяниях. Современные толкования этой легенды более реалистичны: суровое азиатское лицо, мощная фигура с широкими плечами, перевязанные лентой длинные черные волосы и удобная одежда из кожи и меха.
Кочевой быт позднего периода существования сарматского народа описан в сочинении римского путешественника Аммиана Марцеллина, побывавшего в причерноморских степях в IV столетии: «С детства привычные к верховой езде, они почитают бесчестьем ходить пешком. Они не имеют домов, не занимаются хлебопашеством, кормятся мясом и молоком. В повозках, крытых лыком, они кочуют по беспредельным равнинам. Когда пастбище истощится, двигаются дальше в своих передвижных городах, в которых родятся и воспитываются дети, совершаются браки и все иные житейские дела». В том же IV веке сарматы погибли под натиском гуннов.
 
Бахчисарайский халат
 
В традиционной одежде невольно отражаются явления, связанные с историей определенной нации. Отличия в костюмах каждой из двух этнических групп крымских татар обусловлены прежде всего местом обитания. Имея единое происхождение, родственные народы были разобщены особенностями географической среды, следовательно, прошли неодинаковый путь развития и сформировали разную бытовую культуру.
Вследствие удобного местоположения Крымский полуостров стал местом непрерывной миграции племен и народов. Благодатные земли, мягкий климат, удобные гавани Чёрного моря привлекали многочисленных гостей и завоевателей. В разное время население этого региона входило в состав Эллады, Боспорского и Скифского государств. Накануне новой эры здесь хозяйничали римляне. В эпоху Великого переселения народов через Крым двигались племена готов, аланов, гуннов, сарматов, хазар, печенегов. В X столетии часть полуострова реформировалась в Тмутараканское княжество Киевской Руси. Через три века русских выдворили монголо-татары, образовав Крымский улус Золотой Орды. Более 300 лет существовало Крымское ханство, пока в 1783 году Крым под названием Таврида не вошел в состав Российской империи.
Формирование традиционного костюма проходило вместе с развитием крымской народности. К началу XIX века обитатели благодатного полуострова представляли собой сложный этнический конгломерат, разделенный на две большие группы: степные и горно-прибрежные татары.
Татарская кофейня в Байдарах. Картина Раффе, 1837 год
 
Одежда степняков вобрала в себя некоторые черты костюма кочевников: отсутствие нижнего белья, геометрический орнамент, упрощенная техника кроя. В убранстве этой группы смешались мотивы, присущие казахам, среднеазиатским народам, ногайцам Северного Кавказа, балкарцам и кумыкам. В летний зной мужчины издавна ходили в одежде, которую принято называть нательной, хотя у татар она таковой не являлась. Подобно своим предкам половцам, они носили распашные рубахи, сшитые из домотканого полотна. Позже получил признание восточный тип русской косоворотки, называвшейся здесь «каптан» или «зубун». Легкие штаны долгое время рассматривались как ненужная роскошь, но с 1830-х годов в деревнях вошли в обиход широкие льняные панталоны с низкой мотней. Такое облачение нижней части тела было одинаково популярно у мужчин и женщин. Верхние, теплые штаны изготавливались по-скифски из кожи, меха или войлока домашнего валяния. Зимой чабаны носили штаны мехом внутрь, а летом заменяли их льняными, сшитыми из промасленного материала. Кроме того, для пошива брюк широко использовались демикотоновые ткани из плотного хлопка, удивительно напоминавшего современный деним.
Фасоны татарских штанов не отличались разнообразием. Обитатели всех частей полуострова облачались в похожие мужские принадлежности. Исключение составляли жители Евпатории, которым, видимо, мешала мотня, при крое заменявшаяся жестко вырезанным углом в месте соединения штанин. В степной зоне не получили признание ремни, зато мужчины живописно подпоясывались разноцветными платками, доверяя поддерживание штанов тонкому шнурку учкур.
Халаты знатных степняков повторяли турецкий покрой, но шились из тонкого сукна. Состоятельные татары недолго носили шубы, на русский манер крытые сукном или бархатом. Бесформенный меховой полушубок хсха-ени-курт оставался уделом бедняков, не имевших возможности приобрести более элегантную и удобную одежду – такую, как бараний тулуп узун длиной до пят. Представители всех степных сословий прятались от дождя под капюшоном суконного плаща джаб-ширлук, по форме сильно напоминавшего шинель.
В отличие от штанов головные уборы четко разделялись на нижние и верхние. Ранние конусообразные шапки с меховой оторочкой вышли из употребления в начале XIX века. Их заменили каракулевые колпаки (бъорк) разнообразных фасонов, но чаще простой цилиндрической формы. Остроконечный капюшон башлык с длинными концами покрывал все остальные головные уборы. Оригинальный вариант фески без кисточки в крымских степях приживался с трудом. Здесь турецкий головной убор называли «пэс», шили небрежно и надевали изредка. Домашней обувью степнякам служили стеганые ватные сапоги, позже – мягкие сапожки мес черного цвета, заимствованные у жителей Средней Азии. При выходе из дома на мес надевали глубокие туфли аягкап, чаще именовавшиеся по-русски калошами.
 
Татарские женщины из деревни Байдары. Картина Раффе, 1837 год
 
Цветовое решение татарского костюма определялось вероисповеданием владельца, его семейным положением, социальным статусом, а также ступенью в религиозной иерархической лестнице. Символика цвета не только связывала различные этнические группы, но и менялась под влиянием чужеземных культур. В культуре древних степных народов оттенки красного цвета олицетворяли жизнь, плодородие, власть или богатство. Красное облачение ногайца говорило о его состоятельности и принадлежности к почтенному роду. В Монголии пурпурный кафтан олицетворял покоряющую власть. К XIX столетию «цветовая» политика стала более демократичной: алый цвет использовался в праздничных нарядах без всякого значения. Красные платья татарских девушек с годами менялись на синие, затем на желтые, а старики, утратившие способность продолжать род, могли позволить себе белые одежды, потому как считались очистившимися. В то же время белоснежные покрывала носили горно-прибрежные татарки любого возраста, а их степные сестры покрывались красными шалями.
В традициях кочевых народов белому цвету приписывались покой и просветление, то есть состояния, присущие смерти. Белый являлся основным цветом погребального облачения у многих, но отнюдь не у всех степных народов. Умершую женщину одевали в длинную рубашку гольмек и закрывали ноги тканью туман, мужчину облачали в короткую рубаху. Затем тело заворачивали в три слоя белого савана. Весь погребальный комплект именовался «кефын». Одежду умершего надлежало изготавливать одному человеку, причем без использования ножниц и ножа. Ткань просто разрывалась руками и сшивалась толстыми нитками. Перед выходом сопровождающие тоже надевали траурную рубаху гольмек, а тело покойника покрывали платками, шарфами, полотенцами, поясами, которые раздавались прохожим, встречавшимся по пути на кладбище. Бедняки могли продать эти дары на пятничном базаре.
 
 
Согласно старинному поверью о связи с потусторонним миром, покойник, который при жизни славился своей религиозностью, мог избавить верующих от всяческих недугов. Родственники или знакомые оставляли болезнь на могиле вместе с куском собственного платья. У ногайцев сопровождающие надевали черную шапку с фестонами и носили этот знак траура в течение года. Степные татары, как мужчины, так и женщины, носили траурное платье целый год, причем снимать и стирать его не разрешалось.
Специальная одежда умершего татарина часто повторяла свадебный наряд, хотя такая традиция существовала во многих культурах, в том числе и среди русских. Свадебный обряд во всех районах Крыма сопровождался сложным ритуалом с большим количеством участников. Наиболее выразительной символикой обладал наряд невесты, особенно ее головной убор. Волосы девушки прикрывались феской и расшитым шарфом. Лицо закрывалось густой вуалью, которую полагалось снять жениху в отдельной комнате после свадьбы, иначе могла «пропасть красота». Поверх этого убора надевалось покрывало фередже и еще одна накидка – свадебная фата дувак в виде островерхого башлыка. Его шили из парчи семь подружек невесты, используя семь разноцветных кусков. По степному обычаю, дувак сшивался не прочным швом, а крупными слабыми стежками.
В брачном обряде горно-прибрежных татар особую роль играл серебряный пояс невесты. Этот элемент костюма предопределил ритуал «опоясывания», проводившийся отцом, а в Бахчисарае – старшим братом девушки. Благословляя молодых, родитель трижды обходил вокруг дочери, заматывая вокруг ее талии символический серебряный пояс. Отец жениха давал согласие на свадьбу, надевая на голову сына каракулевую шапку.
Материальная культура горно-прибрежных татар формировалась под влиянием традиций, свойственных балканским народам, прежде всего издавна проживавшим здесь грекам. Давно покинувшие Крым торговцы Генуи и Венеции также оставили след в виде бытовых обычаев и мелких деталей в одежде. Связь со средиземноморской цивилизацией поддерживалась через столицу Крымского ханства, экзотический город Бахчисарай, расположенный в предгорной части полуострова.
С присоединением Крыма к Османской империи в XV столетии среди татарской знати получило распространение левантийское платье, признанное и любимое турками.
Под левантийским платьем подразумевался комплект мужской одежды с характерными элементами. Длинные рукава белой полотняной рубахи обычно закатывались до локтя. Широкие шаровары дополнялись суконным жилетом красного цвета, который богато расшивался золотом и застегивался на множество мелких пуговиц. Обязательный элемент – кафтан со вставками по бокам, сшитый из гладкого или полосатого шелка. Широкие кушаки в парадном варианте изготавливались из золотой парчи.
Универсальной верхней одеждой служил просторный плащ с капюшоном. Состоятельные граждане надевали сверху накидку без рукавов, но с пышными складками (буфами) на плечах.
Головной убор как наиболее существенная часть облачения состоял из трех компонентов: маленькой кружевной тюбетейки, повторявшей очертания головы; колпака и тюрбана из полотна, обвитого вокруг этого колпака. Женская версия турецкого наряда включала в себя белую рубаху сайяхлы кольмек из домотканого полотна и платье-халат шамаладжа-антери. Более 100 лет в Бахчисарае были популярны пришедшие из Турции платья антер. Они шились на подкладке из крупноузорчатого жаккардового шелка, с длинным узким рукавом, но без плечевого шва. Под глубокое декольте надевался нагрудник кокслюк с монетами или зюре с вышивкой.
Красивое распашное платье шамаладжа-антери, сшитое из вощеной шелковой ткани в узкую трехцветную полоску, не скрывало широких шаровар из крашеного полотна. Платье изящно облегало торс, но имело выступающие бока. Таким же узким был жилет с низким закругленным вырезом и сплошным рядом пуговиц.
«На следующий день после свадьбы женщина надевала широкую и длинную рубашку, разрезанную спереди, которую она завязывала на правом боку. Одежда татар отличалась от турецкой именно тем, что турки завязывали свои рубашки с левой стороны, а татары всегда с правой», – писал исследователь Г. де Рубрук в 1853 году.
Татарские женщины того времени обвивали талию поясом из серебра, с филигранным узором, и покрывали волосы в зависимости от семейного положения. Замужние простолюдинки повязывались платками. Юные девушки надевали кокетливые шапочки с кисточками. Состоятельные дамы предпочитали чалму, по мусульманской традиции обернутую вокруг головы поверх мягкой шапки.
 
Татарки из Бахчисарая в шамаладжа-антери и деревянных ходулях налын
 
Если для барышни одевание заканчивалось головным убором, то взрослая женщина не могла появиться на улице без чаршафа – легкого покрывала из Турции, закрывавшего фигуру с головы до ног. Татарки переименовали турецкое покрывало в фередже-марама и сменили черный цвет на снежно-белый. Женщины Бахчисарая увлекались драпировкой, но укутывались тщательно, оставляя только щелочки для глаз. В регионах, где неукоснительно соблюдался шариат, лицо закрывалось сеткой с отверстием для глаз, сплетенной из конского волоса. В Крыму ее называли чадра, а в Турции – буркуа. Завершающим штрихом костюма являлась дорогая накидка из шелка или дешевая из шерстяной или хлопчатобумажной ткани, которая в ветреную погоду делала женщину «похожей на полуспущенный шар».
Женская обувь практически не отличалась от мужской, но изготавливалась из менее прочного материала, радуя взор изысканной отделкой. Дополнением и защитой атласных туфель терлик были деревянные ходули налын, незаменимые для женщин в осеннюю слякоть. Эта оригинальная обувь вырезалась в виде дощечки на двух подставках высотой до 15 см. Не слишком изящная форма компенсировалась инкрустацией из серебра или перламутра. Ходули удерживались на ноге посредством поперечной кожаной лямки, крепко прибитой спереди.
В середине XIX века турецкий султан утвердил новый вид костюма, обязательный не только для жителей Османской империи, но и для населения провинций. Крымские татары неохотно отказались от привычного левантийского платья; с трудом заменили тюрбаны фесками, а роскошные шелковые халаты короткими куртками. Со временем ушли в небытие широкий плащ и светящийся синий цвет: улицы Бахчисарая заполнились мрачными людьми в черном. Через несколько десятков лет «турецкая форма» распространилась среди степняков, таким образом произведя объединение двух типов культуры.
Окончательное вытеснение традиционной одежды свершилось в начале прошлого века. Существенную роль в этом процессе сыграла массовая эмиграция степных татар из советского Крыма с последующим заселением освободившихся районов их горно-прибрежными собратьями. Усилившееся влияние европейской моды в 1930-х годах привело к полной унификации одежды, и самобытные татарские наряды стали достоянием истории.
Золото и немного шелка
 
Большинство населения Индии называют себя хинду («индусы»), имея в виду признанную религию санатана дхарма. Многозначное понятие «дхарма» является самой универсальной категорией индуизма. С этической стороны это комплекс моральных норм, призывающих к истине, правильному поведению, добросовестности и чистоте. В то же время дхарма определяет извечный социальный порядок, соблюдаемый индусами со времен хараппской цивилизации. Термин «индуизм» возник на основе персидского названия реки Синдху. Позже словом «инд» стали обозначать не только реку, но и государство вместе с его гражданами, ошибочно не различая понятия «индус» и «индиец».
В соответствии с варна-ашрама-дхарма индийское общество разделено на касты (от лат. castus – «чистый»), замкнутые группы людей, обособившиеся вследствие наследственной деятельности. Касты образуют жесткую иерархию, и общение между ними весьма ограничено. Иерархия каст неукоснительно соблюдалась в Средневековье и несколько смягчилась в современной Индии. Представители высшей касты брахманов ведут свое происхождение от древнего сословия жрецов варна. Однако источником существования брахманов были вполне земные занятия: землевладение и государственная служба. Древние предки индийской знати носили одежду двумя способами. Приложенный к телу кусок ткани именовался «шали». Обмотанный вокруг торса мужчины, он получил название «дхоти» и обычно дополнялся тюрбаном. Задрапированный на грациозной женской фигуре длинный отрез обозначался «сари».
 
Принц из Ориссы
 
Божественным происхождением могли гордиться жители священной Ориссы, издавна славившейся своими храмами и оригинальными нарядами правителей. Принцы исторической области на берегу Бенгальского залива носили белоснежный дхоти, башмаки из мягкой кожи с причудливо загнутыми носами и множество украшений. Темно-коричневый торс владыки, обнаженный или прикрытый свободным концом одеяния, покрывали длинные золотые цепочки тонкой работы. Широкие обручи с филигранным узором сверкали на шее, руках и ногах.
Обилие драгоценностей характерно для любого индийского костюма, но эта традиция, вероятно, возникла на юге страны и распространилась на север с иноземными раджами. Красочные наряды тамилов, издревле населявших южную часть материка и близлежащее побережье острова Цейлон, сочетают африканскую яркость с напыщенной декоративностью индийского стиля. Стилизация их костюмов близка к традиционной культуре Явы, Сиама и Бирмы. В качестве будничной одежды простого тамила выступал кусок яркой ткани, закрепленный на поясе кожаным ремнем. Парадное облачение знати поражало горящим красным цветом, водопадом золотых ожерелий, сверканием драгоценных камней.
Основной деталью этнического наряда тамилов являлись фантастические головные уборы или маски из дерева, повторяющие очертания храмовой архитектуры. Похожие сооружения позже носили правители южных индийских штатов. Знатные особы не демонстрировали окружающим голое тело и на людях надевали дхоти необъятной ширины, неплохо сочетавшийся с белыми штанами, но совсем не подходивший к куртке с широкими рукавами.
Красный цвет был визитной карточкой высокопоставленного чиновника из Кашмира. Жители этой исторической области в бассейне Верхнего Инда являются создателями знаменитого кашемира – легкой шерстяной ткани с наклонными рубчиками. Население высокогорных районов Индии, сохранив национальный стиль, заимствовало отдельные детали афганского костюма. Холодный климат определил появление теплой верхней одежды, повторявшей фасон восточного халата на подкладке. Кочевники племени Банджара внешне почти не походили на индийцев. Традиционный стиль у них выражался белым цветом нижнего платья и обилием украшений. Мужчины покрывали голову тюрбаном странной формы, напоминавшим шляпу с широкими полями. Женщины прятали волосы под колпаком обычно красного цвета, украшавшимся по краю мелкими металлическими подвесками. Кочевницы не носили сари, заменяя его укороченным платьем с разрезами спереди. Верхней одеждой банджарам служила шерстяная накидка, также украшенная по краям монетками или кисточками.
 
Тамилы: простолюдин и правитель округа
 
Священное родство с брахманами наложило отпечаток на образ жизни раджпутов, обитавших на северо-западе Индии, в области с соответствующим названием Раджастхан – «страна раджей». Знания о подвигах предков помогали раждпутам ощущать себя хранителями древних традиций. Уважение к предкам подразумевало отрицание качеств низкого варна – таких, как подлость, зависть, стремление к богатству и чувственным наслаждения. Истинный раджпут еще при рождении жертвовал себя богине-хранительнице клана кул-деви, что означало пожизненное обучение военному делу. Следуя личной дхарме ничем иным он не занимался, оставляя грязную работу представителям более низких каст.
Средневековые правители Раджастхана окутывались прозрачной драпировкой, не доходящей до пола, которая не скрывала обуви и нижней одежды: узких штанов в комплекте со столь же узкой рубашкой. Экзотический наряд, одинаково приемлемый для мужчин и женщин, дополнялся роскошными украшениями. Мужчины осыпали драгоценными камнями пояса, головные уборы, ткань верхнего платья; носили тяжелые колье и браслеты. Женские ювелирные изделия предназначались для всех частей тела. Индианки крепили украшения всюду, где они могли быть видны: в волосах, на шее, пальцах, запястьях и лодыжках, драгоценности плотно нашивались по кромкам одежды и живописно рассыпались по всему наряду.
Воин Раджастхана не боялся смерти, потому как, погибнув на поле брани, он получал спасение души правильным способом. Наилучшим вариантом избавления от земной суеты считалась гибель в священной битве шака. Накануне решающего сражения женщины клана совершали ритуал самосожжения – джаухар, восходя на костер в белых сари. Похоронив жен в священном огне, мужчины надевали символический костюм шафранового цвета, дополненный тюрбаном мор с огромным количеством драгоценностей. Этот головной убор раджпут надевал два раза в жизни – на свадьбу и в последний бой. Кроме того, мор олицетворял его обручение с небесными девами апсарами. В индийской мифологии ап-сарами называли танцовщиц, обитающих в другом мире, призванных услаждать своей пластикой более сильных богов. Прекрасные тела небесных плясуний не нуждались в одежде; их единственным облачением были драгоценности, вероятно полученные от земных возлюбленных.
 
 
 
Махараджа Джодхпура в парадном облачении, 1897 год
 
Военно-землевладельческие касты составляли класс крупных и средних феодалов. Рангом ниже располагались торгово-ростовщические касты. Далее шли касты мелких феодалов и полноправных общинников. Бесправными членами индийского социума были представители каст безземельных, ремесленников и слуг, а на самом дне общества находились касты неприкасаемых. Городская беднота, составлявшая основную часть населения Дели, Бомбея, Калькутты, Бхопала, не радовала глаз сверканием драгоценностей. Однако женщины украшали хлопчатобумажные одежды широкой узорчатой каймой. Изобретением жен чернорабочих кули стали короткие лифы чоли, надевавшиеся в дополнение к легкому сари. Великий правитель махараджа облачал свою босоногую свиту в одинаковые белые костюмы: узкие штаны и облегающие куртки длиной немного ниже колена. Древние формы сари и дхоти практически не претерпели изменений под влиянием многочисленных завоевателей. Благодаря потомкам Бабура, в 1526 году основавшего династию Великих Моголов, в Индии появились лишь ангарка и пенждабская чога. Никакие хитрости капризной европейской моды не «смущают царицу азиатской одежды – прекрасное сари». Более 2000 лет исконно индийское одеяние подчеркивает красоту и совершенство женского тела. Путешественник, хоть однажды побывавший в Индии, не станет отрицать, что главной достопримечательностью улиц Дели, Бомбея или Калькутты являются женщины. Бесконечно красивые, женственные, серьезные и задумчивые индианки в сари, удивляющие модельной походкой «от бедра». Европейских топ-моделей годами обучают своеобразной пластике, а индианкам она присуща от рождения.
 
Индийский раджа со свитой
 
Свойственная каждой индианке грациозность приобретается с детства, когда девочка начинает учиться носить тяжести на голове. Характерная пластика приходит после долгого обучения в школе классического танца, хотя танцевать в Индии умеют не только женщины. На юге страны самым популярным танцем является катакали, который исполняют только мужчины. Сложные сцены индийского эпоса, заложенные в основу этого красочного действа, представляют все человеческие чувства. Актеры выходят на сцену в красочных костюмах, огромных головных уборах, со сложным гримом на лице.
Можно смело утверждать, что индийское сари специально создано для движения. Санскритским термином «сари» обозначается кусок ткани, один край которого обвивает бедра, драпируя ноги в форме юбки или шальвар, а другой небрежно переброшен через плечо или укрывает голову в виде шали. Сари представляет собой цельный кусок ткани длиной 1-12 м. В наше время длинные отрезы используются редко и драпируются особыми способами. Типичное сари не превышает 5 м и остается стандартной одеждой индианки, хотя молодые женщины не пренебрегают новинками европейской моды.
Наряду со множеством видов и приемов отделки сари (вышивка, кайма, ручная окраска), существует большое количество вариантов драпировки. Индийское сари также изысканно и элегантно, как и японское кимоно. Оба вида одежды свидетельствуют о воспитании и характере дамы из уважаемой семьи. Сегодня этнические вещи высоко ценятся эстетами.
Считается, что старинная одежда из дорогостоящих тканей развивает хороший вкус и определяет место человека в обществе. Даже космополитичные горожанки в самые важные моменты своей жизни предпочитают надевать сари, а не безликое цивильное платье. Множество драгоценностей, особенно браслетов и ожерелий, в Индии не считается украшательством. Драгоценности не имеет права носить только вдова, а для всех остальных индианок металлический звон и сверкание камней является совершенно необходимой частью наряда.
 
 
Источник
http://fictionbook.ru