Перейти к основному содержанию
урф-адетлеримизни унутмайыкъ

 

Рустемов О.Д.,
 
In this article is analysed the actual problems of the Crimean Tatar terminology of law. It’s proposed  the view of the lexical groups of the Crimean Tatar terminology of law as the synchronic points of count. Diachronic analisis of the Crimean Tatar terminology of law is also described.
 
Keywords: terminology of  law, sublanguage of law, lingual politics, lexical group, terminological standarts.

 

В данной работе рассматриваются актуальные проблемы формирования юридической терминологии крымскотатарского языка на современном этапе. С точки зрения синхронии выделяется ряд лексико-семантических группировок, свойственных подъязыку юридической сферы. С позиций диахронии рассматривается проблема исконности-заимствованности терминолексем и определяются основные параметны языковой политики в рассматриваемой  сфере. Ключевые слова: терминология юриспруденции, подъязык права, языковая политика, дексико-семантическая группа, стандартизация терминологии.
 
В любом юридическом тексте присутствуют специальные термины различных типов. К настоящему времени отсутствуют четкие, научно отработанные критерии классификации и стратификации юридических терминов с учетом их практической значимости. Одни юристы предлагают классифицировать термины на «вертикальные», т.е. содержащиеся в Конституции и Основах законодательства и являющиеся общеправовыми, и «горизонтальные», которые далее членят на «межотраслевые» (используемые в нескольких отраслях законодательства) и «отраслевые» (основывающиеся на предметно-логических связях и отношениях соответствующих понятий, которые отражают своеобразие конкретной узкой сферы правовых отношений) [Бабаев В.К. Советское право как логическая система. – М., 1978:11-112]. Другие употребляют обозначения «чужие» и «свои» для типов терминов, обозначающих соответственно понятия, заимствованные из определенных отраслей знания, и понятия, предполагающие объяснение именно в законе [Коган В.М. Логико-юридическая структура советского уголовного закона. – Алма-Ата, 1966. – с. 50]. Третьи различают термины, дефинированные и не дефинированные в законе [Язык закона / Под ред. А.С. Пиголкина. – М.: Юридическая литература, 1990. – с.70]. В последней работе предлагается также классификация терминов права на «общеупотребительные», «общеупотребительные с более узким, специальным правовым значением, сугубо юридические и технические» [Язык закона / Под ред. А.С. Пиголкина. – М.: Юридическая литература, 1990. – с. 70]; у истоков последней классификации лежит различение обыденных, технических и искусственных (специально созданных) терминов, предложенная П.И. Люблинским еще в 1917 году [Люблинский П.И. Техника, толкование и казуистика уголовного кодекса. – Пг., 1917. – с. 12]. Кроме того, различают термины точного значения (смысл которых полностью зависит от закона и определяется им) и термины, выражающие оценочные понятия (связанные с конкретными обстоятельствами дела и зависящие от них) [Кашанина Т.В. Оценочные понятия в советском праве // правоведение. – 1976. - № 1.].
Ни одна из предложенных классификаций не устраивает в полной мере ни юристов, ни филологов. Членение «вертикаль» - «горизонталь» вызывает вполне определенные лингвистические ассоциации, сливаясь с дихотомией «синхрония» - «диахрония» или же «вертикальный» - «горизонтальный» контекст, а с точки зрения правоведов оно еще и не является полным. Распределение терминов на «чужие»  и «свои» неизменно заставляет лингвиста воспринимать такую типологию как классификацию терминов на исконные и заимствованные. Для юриста же они неприемлемы по той причине, что и «свои, и «чужие» термины достаточно неоднородны по своему составу, поскольку в законе могут определяться и специальные юридические термины, и все иные. Четырехчленная классификация авторов издания «Язык закона» неудачна терминологически, а для филологов не несет никакого значения, поскольку они рассматривают все термины права именно какюридические термины. Что же касается распределения терминов правовой сферы на «точные» и «оценочные», то следует отметить, что основной характеристикой любого термина является точность, а оценочность в лингвистическом смысле выступает нежелательной терминологической характеристикой; кроме того, категория оценочности в лингвистике понимается совсем иначе (в юридическом смысле значительно удобнее называть их, предположим, «объективными» и «ситуативными»).
Как нам представляется, с лингвистической точки зрения следует рассматривать термины с точки зрения истории и современности, с позиций исконности и заимствований, а также в теоретическом и прикладном аспектах. Кроме того, следует учитывать экстралингвистические и интралингвистические особенности терминов права, являющихся неотъемлемой составной частью подъязыка юридической сферы.
Так, например, в юридической терминологии крымскотатарского языка можно выделять следующие лексико-семантические группировки: 1) названия разделов права: adet - адат,biokriminologiya (biologiya baqışından suçluq sebeplerini araştırğan bilim) - биокриминология, grafologıya (yazışbilim) - графология, qurşun izleri bilimi - трассология, devlet ve huquq aqqında ilim - учение о государстве и праве, cemiyet bilimi – цивилистика; 2) названия правительственных учреждений, органов внутренних дел, прокуратур, адвокатур, пенитенциарных учрежденийadvokat dairesi - адвокатура, adyunktura - адъюнктура, akademiya - академия, yarğucı mahkemesi - арбитраж, arşiv – архив; 3) названия основных правовых актов и законов, регулирующих правовую деятельность всех уровней, других юридических документовqararname - акт, bill - билль, Rim papazınıň emri - булла,huküm - вердикт, beyanname - декларация (государственная), dekret (qanun) - декрет, dava - дело (судебное); 4) названия юридических должностей, специальностей, квалификацийadvokat - адвокат,yarğucı - арбитр, asessor - асессор, ataşe - атташе, ayditor - аудитор, getman - гетман, açıq - гласный,tellal - глашатай, Uluğ han - государь, basqaq – градоначальник; 5) названия физических и юридических лиц или их совокупностиagent - агент, agentlik (agent şübesi) - агентство, yibirgen -адресат, alıcı - адресант, qabul etken - акцептант, alkagolik - алкоголик, şikayet etici - апеллянт, kiracı -арендатор, mahpus - арестант, arşiv memurı – архивариус, ziamet (faktoriya) - фактория, çiftlik ферма,şirket фирма, mal yapqan şirket - фирма-изготовитель, fond - фонд,  sosiyal mesken sahibligi - жилищно-коммунальное хозяйство; 6) наименования лиц по признаку родства, сродства или свойстваqardeş -брат, qayın (kocanıň ağası, qardeşi) - деверь , qız - дочь, qarı – жена; 7) наименования преступлений, проступков, противоправных деянийcinayeli bala tüşermesi - преступный аборт, qanunsız bala tüşermesi - незаконный аборт, afera  (dolandıruv) - афера, aydutçılıq - бандитизм, bekçilerden qaçuv - бегство (из-под стражи), resmiy şahsnıň araketsizligi - бездействие (представителя власти); 8)наименования наказанийateşte yaqma - аутодафе, cezağa çektirüv - взыскание, qaravul ellerine atıluv - взятие под стражу, tazminat - возмещение (ущерба), qınama (cezası) - выговор, quvma - выдворение,cezanıň soňki ölçüsi - высшая мера наказания, qovuluv – высылка; 9) названия предметов, объектов и понятий правовой сферы: avans vermesi - авансирование, avans olaraq - авансом, qaza - авария,akreditif - аккредитив, qabul - акцепт, bağlı vergi - акциз, suçsuzluq ısbatı - алиби, nafaqa - алименты,bağışlav - амнистия, ahlâksızlıq - аморальность, keçirlikten çıqaruv - аннулирование, balans - баланс,batma - банкротство, felaket - бедствие, vatandaşsızlıq - безгражданство, balasızlıq – бездетность; 10)названия государственных наград и поощренийmuqafat - вознаграждение, unvan işaretleri - знак отличия, ücret - гонорар, medalya - медаль, nişan - орден, teşvik - поощрение, premiya ücretleri - премиальные, premiya - премия, premiya verme – премирование; 11) названия действий и процедур правовых органов и субъектов праваyoq etüv - аболиция, tamirat ve qurtaruv çalışmaları - аварийно-спасательные работы, iştiraq ettirüv - вовлечение, arzu bildiriş - волеизъявление, rey berüv - голосование, grafometriya - графометрия, daktiloskopiya etüv, parmaq izlerini çıqaruv - дактилоскопирование, bölme - дележ, sürgün – депортация; 12) термины смежных областей знания (судебная баллистика, судебная медицина, судебная психиатрия, криминологическое экспертоведение и проч.)agrafya - аграфия, basqıncılıq - агрессивность, alkogolizm - алкоголизм,anormallıq - анормальность, ataksiya - атаксия, affekt, tesirli sinir burhanı - аффект, aqıldan azğanlıq - безумие, şuursızlıq - бессознательность, aqlı sağlam olğanı, öz yapqanına cevapkarlik ete bilüv – вменяемость; 13) названия атрибутов основных правоведческих лиц, категорий, принципов, предметов, явлений, действий, имеющих юридически релевантное значениеidarelik tutuqlav - административный (арест), huquqiy adres - юридический (адрес), alkollik sarhoşlandıruv - алкогольное (опьянение), qısımlı bağışlav - частичная (амнистия), istinaf (şikayet) mahkemesi -  апелляционный (суд),kiralik, kira ödünçi - арендная (плата), tam aynılıq – аутентичный; 14) названия действий юридических и физических лиц, имеющих правово релевантное значениеaksept etmek, qabul etmek - акцептовать, bağışlamaq - амнистировать, iptal etmek, keçirlikten çıqarmaq - аннулировать, kiralamaq, kirağa almaq - арендовать, vasıflandırmaq, diplom bermek - аттестовать, namussızlandırmaq, rezil etmek - бесчестить,emanet etmek - вверять, iştiraq ettirmek, areketlerine qatmaq - вовлекать; 15) наименования документов юридических и физических лицakreditif - аккредитив, diplom, atestat, şahadetname - аттестат, saylav varaqası - бюллетень (избирательный), vauçer - ваучер, cedvel - ведомость, veksel, senet - вексель,serbest berici vesika - вольная, tezkere, vesika, belge - грамота, дарственная, vergi beyannamesi - декларация (налоговая), diplom - диплом, vekaletname - доверенность, sözleşme - договор, kopiya,ekinci nusha – дубликат.
Юридическая терминология крымскотатарского языка развивалась в зависимости от исторического развития, общественно-политического и культурного роста самого крымскотатарского этноса. С динамикой его материальной культуры и духовных запросов, с формированием разветвленных институтов власти и права, с развитием цивилизации изменялась не только терминология юриспруденции, но и весь лексический состав крымскотатарского языка.
Юридическая терминология крымскотатарского языка не является гомогенным образованием, а представляет собой конгломерат исконно тюркских и заимствованных терминологических единиц. Как отмечает Э.В. Севортян, эта «лексика…, в своей основе кыпчакская, содержит значительное число элементов юго-западных языков, благодаря чему … образовалось достаточно много синонимов» [256-257]. Таким образом, негомогенность юридической терминологии проявляется не только на уровне «тюркский – нетюркский», но и на уровне «один тюркский – другой тюркский», что, с одной стороны, упрощает, а с другой, наоборот, усложняет процесс и характер унификации и стандартизации терминологии, поскольку терминологические лексемы соотносимы с различными временными пластами («куманский», «ногайский», «огузский» и т.п.).
В сфере юридической терминологии наличествуют:
1)  арабизмы, появление которых в крымскотатарском языке связано с принадлежностью крымских татар к мусульманскому суперэтносу;
2)      многочисленные заимствования из греческого и итальянского языков;
3)      персидские заимствования;
4)      русизмы.
Такая разнородность требует:
-  во-первых, установления общего корпуса юридической терминологии, начиная с древнейших источников;
-       во-вторых, обоснования целесообразности/нецелесообразности использования тех или иных заимствованных либо исконных терминов;
-   в-третьих, создания новых слов-терминов, поскольку типологически подмечено, что «совершенствование юридической терминологии в значительной степени происходит … благодаря замене многих арабских терминологических слов (имен и глаголов)… эквивалентами из числа обычных слов, входящих в основной словарный фонд» [Баскаков А.Н. Современная турецкая юридическая терминология и ее лексикографическое оформление // Тюркская лексикология и лексикография. – М.: Наука, 1971. – с. 241-242].
Как исконные, так и заимствованные термины грамматически оформляются согласно законам крымскотатарского языка, а поэтому разнородность происхождения терминов не должна служить препятствием для унификации, стандартизации и кодификации данного терминологического поля.
В настоящее время тезис о возможности и необходимости языковой политики в области юридической терминологи крымскотатарского языка не вызывает никаких возражений. В самом общем смысле определение языковой политики дано Л.Б. Никольским: "... Мы предлагаем обозначать термином "языковая политика" всю практику сознательного регулирования стихийных языковых процессов в многонациональных и однонациональных странах, имеющую  как перспективный, так и ретроспективный характер" [Никольский Л.Б. Синхронная социолингвистика. – М.: Наука, 1976. – с. 112].
Параметрами языковой политики в области юридической терминологии крымскотатарского языка следует избрать перспективность, которая обеспечит развитие этого пласта лексики с учетом изменяющихся социальных и политических условий без ущерба для нее самой, позволит кодифицировать новые нормы с учетом традиций и новаторства в области права, даст возможность изменить функциональное распределение крымскотатарского, украинского и русского языков в этой сфере; демократичность, которая предоставит возможность самым широким народным массам крымчан принимать полноправное участие в деятельности юридических институтов (и не только юридических, но и общественных, и политических) на родном языке; интегративность, которая, усиливаясь в результате сознательного влияния на подъязык права, приведет к осознанию крымскотатарской нацией своего реального равноправия с другими крупными нациями, проживающими на Украине. Именно последний параметр стимулирует функциональную значимость разработки юридической терминологии в крымскотатарском языке в настоящий период.
Литература:
 
1.      Бабаев В.К. Советское право как логическая система. – М., 1978.
2.       Кашанина Т.В. Оценочные понятия в советском праве // Правоведение. – 1976. - № 1.
3.      Коган В.М. Логико-юридическая структура советского уголовного закона. – Алма-Ата, 1966.
4.      Коган В.М. Логико-юридическая структура советского уголовного закона. – Алма-Ата, 1966.
5.      Люблинский П.И. Техника, толкование и казуистика уголовного кодекса. – Пг., 1917.
6.      Никольский Л.Б. Синхронная социолингвистика. – М.: Наука, 1976.
7.      Язык закона // Под ред. А.С. Пиголкина. – М.: Юридическая литература, 1990.
8.      Баскаков А.Н. Современная турецкая юридическая терминология и ее лексикографическое оформление // Тюркская лексикология и лексикография. – М.: Наука, 1971.

Категория

Источник
http://ilmiyqirim.blogspot.com/2012/04/blog-post.html