Перейти к основному содержанию
урф-адетлеримизни унутмайыкъ

Все начинается с идеи. Решат Капитанов и Зекирья Азмеев решили покорить Эльбрус, чтобы развернуть на ее вершине крымскотатарский флаг. Дело, безусловно, благородное, тем более, что ни один крымский татарин на высочайшей точке Европы до них еще никогда не был. Однако безрассудная романтика и суровая реальность нередко вступают в жесткое противоречие. О том, что ожидало любителей-альпинистов во время их экстрима в горах Кавказа, один из них поделился с читателями Avdet.

Далеко «не маленькое»
– Решат, кому первому пришла в голову эта идея?

– Зекирье. Мы вместе учились в НАПКСе (Национальная академия природоохранного и курортного строительства – Авт.) и жили в одной комнате. Как-то он заявил, что хотел бы покорить высочайшие точки континентов – «Семь вершин мира». В итоге мы решили попробовать. Начали с Эльбруса (5642 метра над уровнем моря – Авт.), нам тогда казалось, что Эльбрус – это что-то маленькое... За 4 месяца до восхождения мы начали закупать необходимое оборудование, кстати, не дешевое. Приходилось работать на двух работах и тратить на это все сбережения. С собой у нас было 2 рюкзака – сзади и спереди. Вес заднего составлял 36 кг, а переднего – 8 кг. И вот так они висят на тебе, в общей сложности 40 с лишним килограмм, а ты идешь – состояние уникальное. Только пройдя какое-то незначительное расстояние, понимаешь, что невероятно тяжело. Из дома мы выехали 13 сентября позапрошлого года.

– Как ваши родные отнеслись к экспедиции?

- Лично у меня дома никто ничего не знал. Работал я тогда в «Крымэнерго». Просто соврал родителям, что меня отправляют в командировку по работе.

– Вы как-то готовились к восхождению?

– Да, тренировались, бегая на Чатыр-Дагъ. Кстати, мы оба активно занимались спортом. Так вот из дома на автобусе мы выехали в 8 утра. Доехали до порта Кавказ. С парома – снова в автобус и до Краснодара. Было невероятно сложно, потому что наш груз, более 40 килограмм, доставлял множество неудобств. Из Краснодара ночью мы ехали на поезде до Минеральных Вод – эту ночь мы не спали. В Минеральные Воды прибыли в 3 часа ночи. Взяли такси, которое, миновав Пятигорск и Нальчик, доставило нас в село Атажукино Баксанского района Кабардино-Балкарии примерно в 4 утра. Там мы встретили балкарина, который рано утром доставил нас в Азау (Приэльбрусье). Мы с товарищем были полны энтузиазма и в первый же день поднялись на высоту 3800 метров. Там есть станция «Кругозор», где мы оставили свои большие рюкзаки. Ночевать спустились на высоту 3500, разбили лагерь и надеялись поспать. Однако тут начались сюрпризы. Ко многому мы оказались не готовы. Ночь выдалась ужасной.

Эльбрус нас разорвал
– Что же случилось этой ночью?

– Мы считали себя крепкими крымскими парнями. Мол, разорвем этот Эльбрус, а все получилось с точностью до наоборот. Это Эльбрус нас разорвал. Наибольшая трудность, с которой нам довелось столкнуться, – это болезнь, именуемая «горняшкой». О ней мы не знали. «Горняшка» появляется от нехватки кислорода и очень стремительно развивается: сначала закладывает уши, потом начинается острая головная боль, затем из носа, ушей, рта и даже глаз идет кровь. Ты теряешь сознание и через пару часов умираешь. В день первого нашего подъема высота была нормальной, поэтому остро эту болезнь я не почувствовал, в отличие от товарища. Однако ночью она ударила по нам обоим. Эта ночь снова оказалась бессонной: ты постоянно просыпаешься от того, что пытаешься «найти» кислород, потому что задыхаешься – это ужасное чувство. На следующий день использовать канатную дорогу, которая проходит до высоты 3800, нам не удалось. В этот день мы поднялись на 4200, а ночевать спустились на 3800. Наша следующая ночь была уже на высоте 4200, и знаете, она оказалась самой сложной. У Зекирьи началась ужасная головная боль, пошла кровь из носа, поэтому пришлось спускаться. Уже к вечеру мы вернулись обратно, на станцию «Последний приют» (4200 метров), – последнюю перед вершиной. В эту ночь на станции нас оказалось десять человек: мы, четверо чехов, двое поляков и две русские девушки, кажется, из Астрахани.

– Насколько тяжело дался последний штурм вершины?

– Попробую описать. Взяли с собой только штормовые рюкзаки, те, что висели спереди. Они были легче и позволяли проходить большое расстояние. На вершину нужно добраться до 12 часов дня. Если ты не успел, значит нужно спускаться, потому что обратный путь занимает гораздо больше времени. Подъем начали в час ночи, нас застал буран, как в фильме «Эверест», поэтому вообще ничего не было видно. Мы поднимались группой в составе 16 человек. Через каждые 15 метров забивались специальные вешки с красными флажками, нашел ты такую вешку и держишься за нее, пока не увидишь следующую. Дальше начали терять друг друга. Вначале из 16 осталось семь человек, а в конце лишь четверо. На 5400 м я поднимался уже без товарища, он шел сзади с другими. На этой высоте нас было двое – я и Марио. Но Марио остался ждать своих, а я решил продолжить путь. На вершине я потерял сознание. Очнувшись минут через 20, увидел, что одна моя нога висит над пропастью. Быстро придя в себя, я отполз и увидел, что мой товарищ был уже близко. Но на самом деле, когда смотришь сверху, 100 метров – это примерно 1 километр ходьбы. Вообще Эльбрус – это минимум около 60 километров подъема.

– Неужели ни разу не возникло желание все бросить и вернуться?

– Знаете, когда я шел туда, мысли повернуть обратно не было. Но, оказавшись на плато, я вдруг подумал, что, может, стоит и вернуться? Но все же я пошел дальше, так как развернуть флаг своей Родины на такой вершине было главной целью. Хотя на тот момент я думал, что не спущусь, потому что сил осталось только дойти до вершины. В общем, мы шли несколько дней – на рассвете четвертого таки покорили Эльбрус.

– А как дался спуск?

– Тяжело, так как наклон невероятно большой, очень скользко и не за что держаться. Кроме того, состояние было ужасным: голова вообще не работала. Болело все, что только может болеть у человека. До высоты 4200 я спускался около 10 часов. На станции «Последний приют» есть вагончик. Там я и остановился, обнаружив, что просто-напросто не чувствую своих пальцев. Товарищ мой спустился через час после меня. У него были очень красные глаза: он обжег их и ослеп на 2 дня. Для спуска мы использовали канатную дорогу, потому что Зекирья практически ничего не видел. Вообще обратный путь домой не был спланирован. Мы могли ждать автобусов на вокзалах по 5-6 часов.

– Какие все-таки ощущения вы испытали на вершине Эльбруса?

– Ощущения непередаваемые. Я ни капли не жалею, что там побывал. Да, у нас поотмирали нервные окончания на пальцах рук и ног, товарищ потерял зрение, кожа слазила на лице дважды, но это стоит того, чтобы оказаться на вершине.

Теперь меня привяжут к батарее…
– Решат, как отреагировали родные, когда узнали, где вы были на самом деле?

– Меня чуть не побили, честно. Это же ненормально: родители работают, в огороде копаются, а тут сын-экстримал. Сначала парашют, а теперь еще на Эльбрус поехал. Может быть, они в тайне и гордятся, я не знаю. Наверное, родственники больше гордятся. Но если родители узнают, что я снова соберусь куда-то, меня, наверное, к батарее привяжут.

– Что лично вам дало покорение Эльбруса?

– Мы – крымские татары, и наша Родина – Крым. Нам все равно было на тот момент, кому он принадлежит: Украине, России да хоть Монголии. Для нас Крым – превыше всего. Установив на Эльбрусе наш флаг, на вершине которого никогда не было ни одного крымского татарина, мы тем самым хотели что-то сделать для своего народа. У моего товарища была такая же позиция, поэтому восхождение мы совершили осознанно.

– Как изменилась ваша жизнь после Эльбруса?

– Сейчас мы служим в армии. Ничего не потеряно. Мы теперь знаем, чего ждать, на что надеяться. Эльбрус поменял нас обоих, появился страх одиночества. Когда ты там находишься, то становишься таким мизерным в сравнении с этим гигантским миром. Поднявшись туда и спустившись вниз, ты смотришь на все по-другому. Иногда ночью просыпаешься в страхе, но почувствовав, что ты дома, выдыхаешь и понимаешь, что жив.

– Осталось ли желание покорять другие вершины?

– Скажу честно, я боюсь высоты. Но главное – контролировать этот страх. Раньше мечтой было спрыгнуть с парашютом, потом Эльбрус. Ну, а сейчас вот – Килиманджаро. Прежде всего, хочется побед над собой. Потому что победа над собой – это самая большая победа. Конечно, у нас есть мечты, амбиции, но для этого нужно желание и немного финансов. Может, все и получится. Сейчас мы задумываемся о семье, так как никто из нас не нашел свою вторую половину, ну а пока этого нет, можно и новые вершины покорить.

Нияра ЯКУБОВА

Категория

Источник
http://avdet.org/