Перейти к основному содержанию
урф-адетлеримизни унутмайыкъ
Этот пост о фильме «Хайтарма», посмотрев который, я поверила, что у украинского кино все будет хорошо. 
 
В этой истории в равной степени важно, что это за кино и как я его нашла. Я патриот украинской культуры, это моя гражданская и профессиональная позиция. Львиную долю своего свободного времени я трачу на поиск местных талантов, достойных того, чтобы оказаться в Vogue. К сожалению, у украинцев нет пока привычки гордиться собой и заявлять о себе, поэтому шаг навстречу героям – практически всегда наша инициатива. Редкие исключения вроде дирижера Кирилла Карабица только подтверждают правило: Карабиц живет и работает в Британии и принял европейские нормы поведения. 
Чтобы найти фильм «Хайтарма», моего бурного патриотизма было мало. Его понадобилось умножить на маниакальный патриотизм CEO Pillar PR Юли Савостиной – эта девушка в феврале публично поклялась целый год есть, пить, надевать и мазать на себя исключительно продукты украинского производства и до сих пор держит слово. Итак, она искала украинское для эксперимента, я искала украинское для журнала – так слово за слово мы оказались в кино. Посмотрели короткометражки, шедшие в нескольких кинотеатрах, собрались на полуукраинский полнометражный фильм – но это все было совершенно не важно. Важно было, что почему-то мы обе ухватились за безнадежную, казалось бы, тему кино: в Киеве значительно проще совершить открытия, слушая местную музыку и посещая арт-галереи – но уж никак не кинотеатры. 
 
На почве хи-хи-ха-ха, сопровождавшего наши кинопоиски, Юля прислала мне ссылку на газетный репортаж, описывавший невиданный ажиотаж, который вызвал в Крыму фильм «Хайтарма» режиссера Ахтема Сейтаблаева. Журналист утверждал, что кинотеатры вынуждены вводить дополнительные сеансы и все равно не справляются с потоком желающих увидеть кино о депортации крымских татар во время Второй мировой войны. Мол, российские чиновники позволили себе спорные высказывания в адрес «Хайтармы» и теперь в Крыму этот фильм – причина международного скандала и явление первостепенной важности. Юля мечтала посмотреть крымско-татарское кино, поднявшее такой переполох. Но я была уверена, что единственный способ это сделать – съездить в Симферополь. 
Однако именно я в итоге привела нас на этот фильм -- спасибо привычке ежедневно просматривать афишу. Спустя неделю после нашего разговора я увидела два сеанса «Хайтармы» в кинотеатре «Жовтень». Всего два: один в субботу и один в воскресенье -- и все. Мы с Савостиной сломя головы понеслись в «Жовтень». 
Там была огромная толпа и не было билетов. То есть они были – но только на завтра, и те последние. 
На второй, он же последний киевский сеанс «Хайтармы» мы пришли здорово возбужденные. Ни одна из нас не помнила случая, чтобы билеты в кино были дефицитом и их приходилось «доставать». И на что – на крымско-татарский фильм о депортации. 
В зал заходили со снисхождением: мы уже пережили свою долю приключений, прорываясь на сеанс, и просмотр кино оставался как бы формальностью. Авось актрису симпатичную приметим – можно будет в одном из будущих номеров о ней упомянуть. Или вдруг костюмер талантливый где пригодится. 
Но как только кино началось, выпускница Карпенко-Карого Савостина зашептала: «Что бы там ни было дальше, за одну эту вертолетную съемку я им все прощаю». Прощать ничего не пришлось. «Хайтарма» оказалась хорошим фильмом: красивенный Ахтем Сейтаблаев c прищуром, как у Синатры; Крым еще лучше, чем мы его помним из детства; татарки, глядя на которых жалеешь, что сама не татарка; народная музыка, даром что без голоса Джамалы; идеальная динамика; интрига; внутренний конфликт; темы дружбы, предательства и героизма. 
Как говорил персонаж фильма «Продюсеры»: «Кто бы мог подумать, что мне понравится спектакль под названием “Весна для Гитлера”». Кто бы мог подумать, что нам понравится «Хайтарма». 
Первые полчаса после кино мы разговаривали, как Бивис и Батхед. А ты видела этого Сейтаблаева? Даааа… А ты слышала ту финальную реплику? Ооооо… А ты угадала, что Горбунов за наших? Нуууу… 
А потом начали шипеть. Савостина шипела, что потратив полтора миллиона долларов на съемки, они не нашли двух тысяч на пиар-кампанию, хотя могли оказаться на обложках всех мужских журналов – с таким-то красавцем Сейтаблаевым. Я шипела, что постфактум не могу написать о нем – ну неужели так сложно было за два месяца до проката сообщить нам об этом коротким письмом – совершенно бесплатно, без всяких двух тысяч. 
Нам, правда, было очень жаль, что на наших глазах произошло чудо – зарождение полнокровного коммерческого кино в Украине – а его кроме нас никто не увидел. И кому ни расскажи, никто не поверит. 
Этот пост я должна была написать на прошлой неделе – сразу после того, как посмотрела фильм. Но в тот раз победила математика: было совершенно очевидно, что отзыв о Лане Дель Рей по свежим следам будет значительно выгоднее для vogue.ua, чем комплименты моей кинематографической находке. Сегодня тоже руки тянулись написать сентиментальную историю о том, как я расплакалась на двадцатилетии группы Green Grey. Но рассказать о непопулярной «Хайтарме» было важнее – пусть даже хештеги «Сейтаблаев» и «депортация» приведут к нам всего десять читателей – иначе совесть не дала бы мне покоя.
 
 
фото: haytarma.ru

Категория

Источник
http://www.vogue.ua/blogs/film-khajjtarma.html