Перейти к основному содержанию
урф-адетлеримизни унутмайыкъ
Жемчужина Ханского дворца, так называемый «Золотой кабинет» Крым Герая (или же «Фруктовая комната» – «Мейвалы ода»), увы, продолжает оставаться недоступным для жителей и гостей Бахчисарая. Закрытый на реставрацию более двух десятков лет назад, он в свое время был одной из визиток Хансарая: многочисленные фотографии тех годов с изображением поражавшей красотой и изяществом комнаты и сейчас можно видеть в различных справочниках по Бахчисараю.
 
Надо сказать, что это далеко не единственная комната дворца, заставляющая особо беспокоиться о ее дальнейшей судьбе... Как, впрочем, и томиться в ожидании – в предвкушении лицезрения красоты комнаты после ее реставрации и возможности отдать должное мастерству ее создателей: архитекторов, дизайнеров, художников, каллиграфов... А также остающегося пока неизвестным поэта, чью оду в честь главного устроителя комнаты, могущественного Крым Герая, с присутствующей в ее последних строках хронограммой, можно прочитать вдоль богато украшенных стен. Данная статья именно об этом.
 
 
Текст касыды (хвалебной оды) в честь Крым Герая (крымский хан в 1758–64 и 1768–69 гг.) во «Фруктовой комнате» Ханского дворца в Бахчисарае, главным образом в русском переводе, публиковался неоднократно. Но два издания следует указать отдельно. В 1849 г. в известной статье А. Борзенко, А. Негри и Ф. Домбровского «Бахчисарайские арабские и турецкие надписи» была осуществлена первая научная публикация арабографического оригинала касыды с переводом на русский язык. Именно это издание стало основой для последующих публикаций оды в литературе о Крыме, Бахчисарае и Ханском дворце.
 
Второе серьезное издание датируется уже 2005 г., на этот раз это весьма обстоятельная историко-искусствоведческая монография современной турецкой исследовательницы Н. Канчал-Феррари – «Сохранившееся наследие Крыма: Ханский дворец». В этом издании текст касыды дан в транслитерации на латиницу и с переводом на турецкий язык, причем, некоторые детали текста позволяют предположить, что его подготовка осуществлялась, опять же, по изданию 1849 г.
 
Не ставя задачу анализа текста, ниже предложим вариант его русского перевода по изданию 1849 г. Лишь заметим, что давно созрела необходимость более качественной публикации, транслитерации и перевода, тем более, что в издании 1849 г. имелись некоторые фактические неточности, о которых частично речь будет ниже.
 
Итак, в 1849 г. текст стихотворения был переведен следующим образом:
 
«Да наслаждается ежеминутно шах, при милости Божьей, удовольствиями; да продлит Господь жизнь его и счастье. Крым-Гирей хан, сын высокостепенного Девлет-Гирея, источник мира и безопасности, правитель мудрый. Смотри! Вот державная его звезда взошла на горизонте славы и осветила целый мир. Краса Крымского престола, повелитель великого царства, рудник кротости и великодушия, тень милости Божьей. Друзья его – щедрость и великодушие. Покровитель природных дарований, щедрый до расточительности: богатые и нищие тому свидетели. Да ослепляет Господь солнцем особы его зрение врагов! Благоволение Божье к Крым-Гирею доказывается тем, что милостивая тень этого благоволения – радость века его, осенила вселенную удовольствием. Смотри! Этот увеселительный Дворец, созданный высоким умом хана, оправдывает мою хвалебную песнь. Это здание, его радушием, подобно солнечному сиянию, озарило Бахчисарай. Смотря на живописную картину дворца, ты подумаешь, что это обитель гурий, что красавицы сообщили ему прелесть и блеск, что это нитка морского жемчуга, неслыханный алмаз. Смотри! Вот предмет, достойный золотого калама (пера). Китайский Мани, смотря на этот дворец, одобрил бы и выбор рисунка, и отличную отделку картин. Окрест дворца свежие лилии, розы, гиацинты. Сад, разумно расположенный, говорит как бы языком; новая мысль эта расцвела в цветнике души. Любовник розы – соловей пал бы к праху ног сада, если бы его увидел. Итак, если привлекательное это место мы назовем, как и быть должно, рудником радости, то каждое на него воззрение будет волнующимся морем наслаждения.
 
Раб придворного праха, будучи как бы тенью знатности в правление Крым-Гирей хана (да будет двор правосудия его открыт и счастлив!), любя его душевно и сознавая в себе дар попугая, так воспел увеселительный его дворец. Два полные эти полустишия означают хронограмму».
 
На протяжении многих лет занимаясь изучением образцов поэтических хронограмм в крымскотатарской литературе ханского периода, и в частности, на архитектурных памятниках Бахчисарая, мы, разумеется, не могли пройти мимо данного образца. Из текста оды видно, что в ее последнем двустишии содержится хронограмма. Более того, здесь же присутствует указание на разновидность этой хронограммы, а именно: «menqut» (ар.: «имеющий точки, точечный»). Т. е. решение ее предполагает некоторые математические операции исключительно с т. н. «точечными» буквами арабографического тюркского алфавита («б», «н», «дж» и т. д.).
 
Однако все попытки расшифровки хронограммы долгое время оставались безуспешными. При этом обращало внимание, что авторы первой научной публикации оставили текст хронограммы без соответствующего комментария, числовое же указание на дату в самом тексте также отсутствовало. Можно было предположить, что авторы издания сами были в некотором замешательстве, поскольку во всех других аналогичных случаях они давали необходимые пояснения.
 
Таким образом, вопрос определения зашифрованной в хронограмме даты, а дата эта есть не что иное как год благоустройства «Фруктовой комнаты» Крым Герая, до последнего времени оставался открытым.
 
Надо отметить, что интересующая нас дата не была известна и по другим источникам. Во всяком случае, нам неизвестны публикации, в которых был бы указан год ее благоустройства (или же появления). Задача решения хронограммы усложнялась и тем, что, как указано было выше, последние два десятка лет комната, нуждающаяся в экстренной реставрации, была закрыта для посещения, и работа производилась на основании опять же издания 1849 г.
 
Весной 2012 года в рамках турецко-крымской историко-археологической экспедиции под руководством известного турецкого историка крымскотатарского происхождения Хакана Кырымлы члены экспедиции получили возможность осмотреть Ханский дворец и, в частности, «Фруктовую комнату», в результате чего в текст анализируемого литературного памятника, и прежде всего, последнего двустишия с хронограммой, автором этих строк были внесены важные коррективы.
 
Выяснилось, что в издании 1849 г., в последнем двустишии оригинального арабографического текста было пропущено одно слово: «dь» – с фарси «два; двойной, парный». Соответственно, двустишие было неверно понято и неправильно переведено. Однако именно это слово как раз и указывало (частично) на разновидность хронограммы. Увы, все последующие публикации и переводы, основывавшиеся на этом издании, тиражировали досадную ошибку.
 
В результате коррекции последний бейт стал выглядеть следующим образом:
 
Qasr-э ferah-gьstere safha-i menqыtadan
 
Bu iki mэsra’ tamвm oldэ dь tвrоh-nьmвy
 
На русский язык это можно перевести так:
 
Сумма точечных букв этих двух полустиший составила двойную хронограмму [благоустройства] радующего душу (просторного, светлого) дворца.
 
Можно предложить и более художественную трактовку текста. Автором мог быть искусно обыгран ряд слов, скажем так, «архитектурно-литературной» лексики. Например: слово мысра – стихотворная строка, полустишие – этимологически означает створку дверей дома, само же двустишие (бейт) подразумевается как, собственно, помещение (слово бейт в арабском языке означает «дом»), в нашем случае оно выступает в виде каср – дворец. И это, судя по всему, далеко не все ассоциативные ряды данного двустишия, требующие отдельного анализа.
 
Если сравнить этот перевод с переводом 1849 г., обнаружится серьезная разница. В издании 1849 г. при переводе заключительный бейт был объединен с предпоследним, в результате два двустишия предстали в следующем виде (жирным шрифтом отмечены фрагменты интересующего нас последнего двустишия): «Раб придворного праха, будучи как бы тенью знатности в правление Крым Гирей-хана (да будет двор правосудия его открыт и счастлив!), любя его душевно и сознавая в себе дар попугая, так воспел увеселительный его дворец. Два полные эти полустишия означают хронограмму».
 
Как видим, первое полустишие переведено лишь наполовину, причем авторы странным образом не обратили внимание на слово «menqыta» – «точечный», во втором же нет указания на двойную сумму хронограммы – слово в оригинальном тексте отсутствует и в переводе. Таким образом, две принципиальные характеристики хронограммы в переводе 1849 г. отсутствуют. Последующая работа с откорректированным текстом в основном разрешила эти проблемы.
 
Присутствие в анализируемом двустишии указания на необходимость суммирования числовых соответствий лишь точечных букв и слова «dь» – «двойной», позволило предположить, что речь идет о достаточно сложной разновидности поэтической хронограмме, предусматривающей деление пополам суммы числовых значений точечных букв последнего двустишия. Математические расчеты дали следующие результаты:
 
Q-2=200; F-2=160; T-3=1200; N-3=150; B-1=2; I-5=50; H-1=600
 
2362 : 2 = 1181
 
Т. е. сумма числовых соответствий точечных букв, входящих в состав всех слов двустишия, давала число 2362 (см. приложение IV). Делим его пополам – получаем 1181. 1181 год по хиджре, или 1767/68 гг. по христианскому календарю, хорошо вписывается в хронологию событий, связанных с последним этапом биографии Крым Герая.
 
Очевидно, что разновидность хронограммы была определена правильно. Однако возникла другая проблема. Дело в том, что год вторичного восшествия на ханский престол Крым Герая и его внезапной смерти хорошо известен. По хиджре это 1182 год (май 1768 г. – апрель 1769 г.). Т. е. по сравнению с указанным в хронограмме 1181 годом присутствует разница в один год.
 
Эту проблему могло решить одно из правил составления хронограмм, вернее, одно важное исключение из них. Согласно этому исключению, при составлении хронограмм допускалась разница в одну единицу между годом произошедшего события и зашифрованным в хронограмме. Как в нашем случае: событие произошло в 1182 году, хронограмма же дает 1181 г. Это не считалось ошибкой. Таким образом, хронограмма из оды в адрес Крым Герая на стенах «Фруктовой комнаты», составляя в результате число 1181, с небольшой коррекцией давала возможность принять 1182 год за дату благоустройства комнаты.
 
Вместе с тем, отдельные обстоятельства исторического контекста, наряду с необходимостью прибегать к исключениям из правил, породили некоторые сомнения в правильности полученной даты. И связано это было со следующим. Пребывание на ханском престоле Крым Герая во второй раз продлилось примерно полгода, с октября (ноября ?) 1768 г. по март (апрель ?) 1769 г., завершившись внезапной смертью в Каушанах (Молдавия) во время возвращения из известного похода на Ново-Сербию (территория нынешней Кировоградской области). Он взошел на престол после начала судьбоносной для Крыма турецко-русской военной кампании 1768–74 гг. (завершившейся подписанием Кучук-Кайнарджийского договора) и практически весь срок провел вне Крыма, на территории военных действий. Так, французский консул Барон де Тотт, практически не отлучавшийся от Крым Герая в эти месяцы, в своих воспоминаниях ничего не пишет о посещении ханом Бахчисарая. В условиях войны Крым Герай вряд ли имел возможность активно заниматься вопросами нового строительства или даже благоустройства дворца. Можно, конечно же, предположить, что во дворце все было сделано без ханского участия, но и в этом случае полгода, пришедшие в основном на зимний период, представляются недостаточным сроком для отделки такого красивого помещения. Если же все произошло именно так, то можно с уверенностью говорить о том, что комната была «открыта» к похоронам Крым Герая.
 
Одним словом, представляется маловероятным благоустройство комнаты в период второго правления Крым Герая. Гораздо более приемлемым выглядит вариант обустройства кабинета в период первого правления – в 1758–64 гг. Тем более, что именно первым правлением датируются многие инициированные Крым Гераем строительно-ремонтные работы на территории Дворца. Например, 1176 (1762/63) год указан на одной из богато украшенных каллиграфических надписей на западной стене Ханской мечети. Знаменитый «Фонтан слез» также был сооружен по приказу Крым Герая в 1177 (1763/64) году. Эта мысль заставила более внимательно поработать с текстом последнего двустишия непосредственно в самой комнате. Соответствующий анализ привел к неожиданным результатам.
 
Одной из «точечных» букв хронограммы является буква «и» (или «й»). В бейте с хронограммой присутствовало пять этих букв, все во втором полустишии. На изображении (см.) видно, что четыре из них отмечены двумя точками под каждой из букв. При этом, точки присутствуют как в обязательных случаях (в словах iki и tвrоh)), так и в местах, в которых в них нет особой необходимости (в словах oldэ и nьmвy). Т. е., в принципе, точками должны были быть отмечены все пять букв.
 
Отсутствие точек под одной из букв (в слове «iki» («два») в начале второго полустишия) выглядело нелогичным. Складывалось впечатление, что автор давал указание суммировать значения не пяти букв, а лишь четырех. В таком случае, окончательное число уменьшалось на 10 и составляло уже 2352. Это число делим на два, получаем 1176, т. е. 1176 год – год по хиджре, соответствующий 1762/63 гг. по христианскому календарю. Данный год по обоим календарям прекрасно вписывается в хронологию первого правления Крым Герая (1758–64) и, особенно, в хронологию проводившихся им строительных и ремонтно-реставрационных работ, о чем речь шла выше.
 
Таким образом, получаем еще один вариант года благоустройства «Фруктовой комнаты». Принимая во внимание все вышеописанные обстоятельства, мы отдали бы предпочтение именно этому, второму варианту – 1176 году по хиджре (по христианскому календарю с июля 1762 г. по июнь 1763 г.). Остается надеяться, что дальнейшие исследования, а также возможное появление новых источников окончательно поставят точку в этом вопросе.
 
В заключение, стоит отметить высокое техническое мастерство автора хронограммы, остающегося пока неизвестным. Добавим также, что эта хронограмма является одной из трех известных поэтических хронограмм на территории Ханского дворца, имеющих отношение к Крым Гераю. Второй является хронограмма на построенном по повелению Крым Герая широко известном «Фонтане слез», авторства поэта Шейхи и датированная 1177/1763-64 г., третьей – хронограмма на его могиле на территории Ханского кладбища, авторства поэта Эдиба и датированная 1183/ 1769-70 г. Всего же на территории Ханского дворца, включая кладбище, в настоящее время известно двадцать поэтических текстов с хронограммами.
 
Использованная литература:
 
1.Абдульваап Н. Поэтическая загадка «Фонтана слёз» / Н. Абдульваап // Qasevet. – 2007. – № 32. – С. 48–49.
 
2.Борзенко А. Бахчисарайские арабские и турецкие надписи / А. Борзенко, А. Негри, Ф. Домбровский // ЗООИД. – Т. II. – 1849. – С. 495–496;
 
3.[Тотт Ф. де.] Записки барона Тотта о татарском набеге 1769 г. на Ново-Сербию (С предисловием и послесловием С. Е.) / [Ф. де. Тотт] // Киевская старина. – 1883. – Том VII. – № 9–10 (сентябрь–октябрь). – С. 135–198.
 
4.Halоm Giray Sultan. Gьlbьn-i Hвnвn / Haz. : М. Sadi Зцgenli, R. Toparlэ. – Erzurum, 1990. – 254 s.
 
5.Kanзal-Ferrari Nicole. Kэrэm’dan Kalan Miras : Hansaray / Nicole Kanзal-Ferrari. – Istanbul: Klasik, 2005. – 320 s.
 
6.Pala Э. Ansiklopedik Dоvвn Юiiri Sцzlьрь. C. I–II / Э. Pala. – Ankara, 1989. – 554 s.
 
Подготовил Нариман Абдульваап

 

Категория

Источник
http://avdet.org/