Подвиг крымских татар был недооценен

Подвиг крымских татар был недооценен

В этом году будет отмечаться семидесятилетие со дня окончания Второй мировой войны. События тех суровых дней затронули судьбы всего населения Крыма и других регионов Советского Союза. Вряд ли можно найти семью, где кто-то из предков не был убит или ранен на фронте.

Бессмертную славу на полях сражений обрели и воины-крымские татары. Имена Героев Советского Союза Аметхана Султана (дважды), Абдуля Тейфука, Узеира Абдураимова, Фетисляма Абилова, Абдураима Решидова, Сеитнафе Сейтвелиева, Алиме Абденнановой навсегда остались в народной памяти. При этом на протяжении многих лет советской  пропагандой роль крымских татар  в войне всячески принижалась, чтобы оправдать сталинскую депортацию. Однако время все расставляет на свои места.

Несколько лет назад в интернете заработала созданная Министерством обороны РФ база данных «Подвиг народа». В ней собраны более 12,6 миллиона (по состоянию на 2012 г.) оцифрованных документов российских военных архивов о подвигах и награждениях воинов Великой Отечественной войны. Сайт «Подвиг народа» рассчитан на индивидуальный поиск заинтересованными лицами информации о своих родных и близких. Тем не менее доцент Крымского инженерно-педагогического университета (КИПУ) Рефик Куртсеитов сумел собрать и исследовать более 35 тысяч наградных листов, касающихся награждений солдат и офицеров, призванных в Красную Армию с территории Крымской АССР. О результатах этого уникального исследования мы сегодня говорим с его автором.

— Крымские татары всегда неоднозначно относились к событиям минувшей войны.  В значительной степени это было обусловлено фактом депортации 1944 года.

— Двойственное чувство было. Я даже помню по своим родственникам-ветеранам войны. Было такое чувство, что победу, о которой они так мечтали и приближали ее всеми силами, у них буквально украли. И не только победу. Наверное, не было большего оскорбления для солдата-победителя, прошедшего всю войну, как то, что его не пустили к себе домой в родное село или город, а семью выслали на чужбину. Наши фронтовики, которые вернулись с войны, после победы вынуждены были скитаться по областям, где находились спецпереселенцы, и искать родных. Многие семьи ко времени Победы уже вымерли с голоду, трагедии были буквально в каждой семье. Безусловно, депортация и тотальное уничтожение значительной части народа за первые полтора года нахождения в местах ссылки, конечно же, омрачили победу.
 

— Вы исследовали наградные документы воинов Великой Отечественной войны, размещенные на сайте «Подвиг народа». Можно ли по ним сделать какие-либо выводы о масштабе участия крымских татар в войне?

— Рассекреченные, отсканированные электронные копии оригиналов наградных листов хранят в себе ценнейшую информацию о подвигах солдат и офицеров – представителей всех народов Советского Союза. Наградной лист являет из себя своеобразную социологическую анкету, форма которой не менялась на протяжении всей войны, и где каждая графа-вопрос заполнялась в обязательном порядке.  Среди прочего во всех наградных листах всегда указывается время призыва военнослужащего в армию. И для крымских татар в 95% случаев — это июнь-июль 1941-го. То есть эти люди были призваны с самого начала войны.

Нужно отметить, что особенностью Крыма было то, что летом 1941-го, как и на других территориях, над которыми нависла угроза оккупации, здесь была проведена тотальная мобилизация всех призывных возрастов. Кроме того, часть уроженцев полуострова к началу войны проходила срочную службу в Красной Армии, часть была кадровыми военнослужащими. После освобождения Крыма в 1944-м еще 8 тысяч крымских татар мобилизовали в трудовую армию и направили для работы в шахты Тулы и Подмосковья и на строительство Гурьевского нефтеперерабатывающего завода.

Уже после войны в местах спецпоселений на учете стояло почти 9 тысяч фронтовиков-крымских татар (8 995 человек – 524 офицера, 1392 сержанта, 7079 рядовых). Плюс еще около трех тысяч продолжали службу в армии или проживали в других регионах. Те, кто возвращался с фронта, имели право не ехать в места спецпоселений, и часть этим воспользовалась, чтобы не лишаться всех своих прав.  Не состояли на спецучете и те воины, чьи семьи были эвакуированы из Крыма накануне оккупации. Они вернулись к своим семьям. Поэтому во многих городах Советского Союза – Нальчике, Ленинграде, Одессе, Мелитополе были вот такие своеобразные землячества фронтовиков-крымских татар. Если в общем и целом посчитать, то с фронта живыми вернулись 12 тысяч крымских татар. А призваны были в общей сложности где-то 20-21 тысяча.

 

— Много ли было награжденных среди жителей Крыма и крымских татар в частности?

— В общем я обработал 35299 наградных листов всех призванных военкоматами Крымской АССР, включая город Севастополь. Из КАССР на фронт были мобилизованы и находились в армии до начала войны в общей сложности 130 тысяч человек. Из них чуть более 70 тысяч по мобилизации 1941 года. В общей сложности на 130 тыс. чел. приходится 35 299 награждений. Начиная с медалей «За боевые заслуги», «За отвагу» и заканчивая званием Героя СССР. Сюда не входят медали за освобождение различных городов и медаль «За победу над Германией», которыми награждали всех без исключения военнослужащих, которые воевали в частях, участвовавших в боях за эти города. В среднем на 3,7 человека, призванных из Крыма, приходится одно награждение. То есть утверждения о том, что они вернулись с войны увешанные наградами, – это, конечно, миф.

Во время войны первым награжденным из всех военнослужащих, призванных в армию из Крымской АССР, стал командир орудия 141-го гаубичного артиллерийского полка, младший сержант Саид Халиль Усейнов. 24 июня 1941-го батарея, в которой он служил, отражала атаку вражеских танков. «Командир орудия Усейнов остался у орудия  один, остальной расчет не мог работать у орудия, не давала истребительная авиация противника», — говорится в наградном листе. Тем не менее, управляя орудием в одиночку, Усейнов метким огнем вывел из строя три вражеских танка, после чего, подпрыгнув на лафет гаубицы, стал от радости танцевать. За отражение танковой атаки он был представлен к ордену Красного Знамени и награжден им в начале июля 1941-го.

В ходе нашего исследования было проанализировано содержание 3,5 тысяч наградных листов на военнослужащих из числа крымских татар. Анализ этих документов позволил выявить наличие более 2300 офицеров-крымских татар, в том числе и более 200 человек полковников и подполковников.

Благодаря исследованию удалось восстановить картину награждений званием Героя СССР по Крымской АССР. Анализ наградных листов показал, что в течение войны 20 военнослужащих-крымских татар представлялись к званию Героя, причем 4 из них представлялись дважды. Среди небольших по численности народов это уникальный случай. Среди жителей Крыма других национальностей случаев представления дважды к званию Героя СССР не имеется. Удостоились из них звания только шестеро. Учитывая, что Аметхан Султан был награжден Звездой Героя дважды, Ф. Абилов получил ее лишь в 1990 году. Можно сказать, что только 6 из 24 представлений к званию Героя  на воинов-крымских татар было удовлетворено во время войны. То есть лишь 25% представлений закончились присвоением звания. В 75% случаев высшую награду заменяли на ордена. Основная причина этого в том, что в 1944-м крымскотатарский народ был репрессирован и насильно выселен из Крыма.

Примечательно в случае с представителями других народов, призванных военкоматами Крымской АССР: нами было зафиксировано 13 случаев, когда звание Героя СССР заменялось орденом. Среди них 9 русских, 3 украинца, 1 еврей. Соотношение ненаграждений высшей наградой Союза крымских татар, составлявших 15% призванных в армию из Крыма (18 раз), и представителей других национальностей, составлявших 85% призванных (13 раз), говорит о системной дискриминации крымских татар, причисленных советскими властями к разряду «народов-предателей».

— Можно ли сказать, что подвиг крымскотатарских воинов после войны был недооценен?

— Правильнее сказать – не оценен. Его не хотели видеть — этот подвиг. Когда ты признаешь подвиг народа, как его потом можно обвинить в предательстве. Тот же командующий 65-й армией Батов, он проявлял благосклонность к крымским татарам? Ведь в его армии служило много крымских татар. Когда читаешь наградные листы, кроме прочих наград везде идет медаль «За оборону Сталинграда». И только Узеиру Абдураманову у него не дрогнула рука подписать. Потому что саперы эти мосты сооружали, стоя по пояс  в ледяной воде. Он тогда группу их наградил, в том числе и командира отделения У.Абдураманова. А посмотрите по Фетисляму Абилову – это его командир полка. Ф.Абилов командовал 130-м гвардейским полком,  в батовской армии. И на банкете по случаю Победы Батов подымал тост в честь Абилова – «дашь ему любое задание, он выполнит». А почему же дважды его подпись отсутствует там, где он должен был подписаться, когда Абилова представляли к званию Героя?

 — Возможно ли сегодня восстановление справедливости по отношению к тем воинам-крымским татарам, заслуги которых в годы войны не были должным образом оценены?

— Думаю, что это будет зависеть от воли президента России, который может издавать соответствующие указы. Это просто долг перед этими людьми. Первый, конечно же, это Осман Джафер Топи, легендарный командир батальона. Шесть раз он был ранен, был комиссован из армии по инвалидности, но, несмотря на это, после каждого ранения он возвращается в полк и командует батальоном — так написано в наградном листе. Его дважды представляли к званию Героя СССР. Второй раз посмертно. Похоронили его в Венгрии, в городе Дебрецен.

Или же взять Фазыла Азизова, который командовал взводом средних танков, прорывал перекопские укрепления гитлеровцев, получил тяжелейшее ранение, был представлен к званию Героя. Награду ему заменили на орден Красного Знамени. Погиб он в городе Вршац в Югославии. Сам Тито присутствовал на его похоронах. На его могиле каждый год высаживают 26 роз, потому что ему было 26 лет.

Наши герои —  уникальные люди. Они как на фронте были героями, так и после войны продолжали быть героями. Когда на Красной площади представители национального движения постоянно атаковали приемные ЦК КПСС и Верховного Совета, чтобы сдать документы, Абдураим-ага Решидов, Узеир-ага Абдураманов, Сеитнафе-ага Сейтвелиев, Аметхан Султан — они все были там. Они поднимались по первому зову своего народа. И национальное движение начиналось опять-таки с них — с фронтовиков.

Категория
Источник
http://goloskrimanew.ru/

Комментарии