Перейти к основному содержанию
урф-адетлеримизни унутмайыкъ
Сулейман Абдулович Хаиров, 1922 года рождения, татарин (нет сомнений, что крымский татарин), старший лейтенант. В армию призван 1 августа 1941 года Бакинским ГВК. Скорее всего, после окончания Бакинского пехотного училища в звании лейтенанта. Некоторые детали мы еще уточним в ЦАМО.
 
На Сулеймана Хаирова имеются три наградных листа, все они подписаны командиром 589-стрелкового полка 108-й стрелковой дивизии 50-й армии 1-го Белорусского фронта полковником Гречко в течение 1944 года.
 
Первый раз командира 3-й роты лейтенанта Хаирова представили к ордену Красной Звезды 9 января 1944 года. 11 января приказом командира 108-й стрелковой дивизии гвардии полковником Теремовым наградили орденом Красной Звезды.
 
Второй раз командира 2-й роты старшего лейтенанта Сулеймана Хаирова, имевшего уже четыре ранения, представили к званию «Герой Советского Союза».
 
Из наградного листа: «При форсировании реки Днепр и во время жестоких боев с немецкими захватчиками на правом берегу Днепра в Быховском районе, Могилевской области 22-25 февраля 1944 года, тов. Хаиров С.А. проявил себя героем и показал исключительный образец правильного руководства боевыми действиями роты.
 
Умело подготовив личный состав т. Хаиров, под ураганным огнем противника, первый с ротой перешел р. Днепр и закрепился на правом берегу. Противник делал неоднократно яростные попытки сбросить роту Хаирова в Днепр, но он умело организовал оборону занятого выгодного рубежа и отбил все контратаки немцев, дружным залповым и метким огнем.
 
Развивая дальнейший успех, рота т.Хаирова стремительным броском овладела дер.Адаменка, не отрываясь от противника, выбила его из следующих траншей, не давая в них закрепиться немцам. Наступая все время в авангарде полка рота т. Хаирова заняла далее пос. Земледелие и 25.2.44 г. провела жестокий бой с противником в лесу, где немцы 4 раза бросались в яростные контратаки, т. Хаиров во главе роты стойко и решительно боролся, личным примером доблести и отваги с возгласом «За Родину», «За Сталина» воодушевлял на боевые подвиги своих подчиненных.
 
В этом бою тов. Хаиров был ранен, но так же стойко продолжал командовать ротой, пока противник не был разбит и отброшен назад, только после этого через ПМП (полевой медицинский пункт. - Р.К.) т. Хаиров был отправлен в госпиталь.
 
Ранее 6 декабря 1943 г. т. Хаиров первый ворвался в расположение противника и занял дер. Дабужа, выбил немцев с высоты 173,6 и нанес противнику серьезные потери. В бою 6 января 1944 г. в районе д. Мал. Смолица, Быховского района, Могилевской области т. Хаиров тоже был легко ранен, но с поля боя не ушел.
 
За исключительную личную храбрость и доблесть, проявленные в боях с немецкими оккупантами, т. Хаиров С.А. достоин высшей Правительственной награды - звания «Герой Советского Союза». 9 марта 1944 г. Командир 539 СТР. ПОЛКА ПОЛКОВНИК ГРЕЧКО.
 
Заключения вышестоящих начальников:
 
Достоин награждения высшей Правительственной наградой орденом «Ленина» с присвоением звания «Герой Советского Союза» Командир 108 стрелковой дивизии Гвардии Полковник Теремов 10 марта 1944 г.». 
 
В наградном листе заключения других начальников отсутствуют.
 
«Отметка о награждении. Награжден орденом «Красное Знамя» приказом по 50-ой Армии 10.4.44 г.».
 
Наградной лист на звание Героя дальше армии не пустили, ограничились награждением орденом.
30 июня 1944 года Сулеймана Хаирова представили к ордену Отечественной войны II степени. Командир дивизии наложил резолюцию наградить орденом Отечественной войны I степени. Командир 46-го стрелкового корпуса гвардии генерал-майор Теремов сделал заключение, что Хаиров достоин награждения этим же орденом, но II степени, и 10 июля наградил его своим приказом.
 
* * *
 
Еще один пример и еще одна военная судьба представителя славного корпуса крымскотатарских офицеров. В книгах писателя и журналиста Аблязиза Велиева «Къараманлар ольмейлер» («Герои не умирают», 2005 г.) и «Дженк офицерлери» («Боевые офицеры», 2007 г.) есть подробная информация о гвардии полковнике Идрисе Хайбулаеве, награжденном за боевые подвиги тремя орденами Красного Знамени, орденом Отечественной войны I степени и многими медалями, прошедшем путь от командира взвода до командира полка.
 
В этих книгах не достает весьма существенной информации о том, что 16 марта 1942 года, будучи еще командиром взвода, лейтенант Идрис Хайбулаев был представлен к званию «Герой Советского Союза».
 
Идрис ХАЙБУЛАЕВ, 1915 года рождения, крымский татарин, родом из Судакского района Крымской АССР. В Красной Армии с 1933 года, на фронте - с февраля 1941 года. На фронт призван Алма-Атинским ГВК Казахской ССР после окончания военного училища. До представления к званию «Герой Советского Союза» наград не имел.
 
Командира взвода автоматчиков 1-го отдельного стрелкового батальона 39-й отдельной стрелковой бригады Идриса Хайбулаева представили к званию Героя командир батальона подполковник Полевик, военный комиссар батальона, старший батальонный комиссар Багаев: «В бою под деревней Починки 29 января 1942 г. тов. Хайбулаев проявил исключительное геройство в борьбе против фашистских извергов.
 
На рассвете 29 января 1942 г. батальон на большаке между Крестами и Велижем, встретив большой обоз противника с пехотным прикрытием, атаковал его. Фашисты, укрывшись за сани, орудия и убитых лошадей, вели по батальону ураганный огонь, не давая возможности батальону броситься в атаку. Лейтенанту Хайбулаеву со взводом было приказано переползти через большак и атаковать противника с тыла.
 
Тов. Хайбулаев это приказание выполнил с честью; под сильным автоматным и пулеметным огнем фашистов в непосредственной близости от них, пересек большак и, зайдя в тыл фашистам, открыл дружный огонь из автоматов. Фашисты не выдержали и бросились бежать; тов. Хайбулаев с криком «За Сталина», «За Родину» повел автоматчиков за собою. Фашисты в панике бежали, бросая оружие и боеприпасы.
 
Тов. Хайбулаев подбежал к брошенному фашистами орудию, зарядил его и стал расстреливать артиллерийским огнем убегающих фашистов. Но в это время тов. Хайбулаев был ранен в обе ноги и после ранения, несмотря на то, что не мог стоять на ногах, он расстреливал фашистов из своего автомата.
 
Действия тов. Хайбулаева обеспечили полностью выполнение задания батальону.
 
Заключение Военного Совета Армии:
 
«Ходатайствую о награждении орденом «Красное Знамя»
Командующий 4 Ударной Армии генерал-майор Курасов.
Член Военного Совета 4 УА Бригадный комиссар Рудаков».
 
Приказом по войскам Калининского фронта №0263 от 22 июля 1942 года Идриса Хайбулаева наградили орденом Красного Знамени. Это была его первая награда.
 
* * *
 
Из историй награждений солдат и офицеров из числа крымских татар можно сделать некоторые выводы.
 
В начальный период войны, и особенно в первый год, из-за тяжелых поражений и отступлений РККА, огромных потерь убитыми, ранеными, попавшими в плен количество награждений было во много раз меньше, чем в заключительный период.
 
Замена награды Эмира Люманова со звания Героя (посмертно) на орден Ленина за тяжелые бои лета 1941 года, в начале 1942 года можно объяснить именно этими причинами.
 
Проведенный нами анализ более одной тысячи наградных листов солдат и офицеров - крымских татар ОБД «Мемориал» показал, что буквально с первых дней войны крымских татар представляли и награждали самыми высокими наградами СССР.
 
За отражение танковой атаки на западной границе уже на третий день войны, 24 июня 1941 года, представили, а 22 июля Указом Президиума Верховного Совета СССР наградили орденом Красного Знамени командира орудия 141-го гаубичного артиллерийского полка младшего сержанта Саида Халиля УСЕЙНОВА, призванного Ялтинским ГВК.
 
Из наградного листа: «...Командир орудия Усейнов остался у орудия один, остальной расчет не мог работать у орудия, не давала истребительная авиация противника. Но не испугался свинцовых пуль командир орудия Усейнов, он продолжал прямой наводкой расстреливать танки противника. Многие танки были охвачены пламенем огня, а враг продолжал свое движение на огневую позицию.
 
Передний танк противника был на расстоянии 150 метр. от огневой позиции, командир орудия метко навел 152 мм. гаубицу на танк и вражеский танк запылал. Радость т. Усейнова описать нельзя, т. Усейнов вскочил на лафет гаубицы и начал танцевать, эта была победная радость комсомольца Усейнова.
 
В этом бою Усейнов прямой наводкой вывел из строя 3 танка, управляя один орудием».
 
* * *
 
В самый тяжелый период обороны Москвы в ноябре-декабре 1941 года летчики-истребители, летчики-штурманы - крымские татары, воевавшие в истребительной, штурмовой авиации, защищали небо столицы.
 
Младший лейтенант Аджи-Халиль Абдарман (Абдраман) АХТЕМ из деревни Ай-Василь, проживавший по улице Ленина, 32, служивший в бомбардировочной авиации 46-го авиаполка, 10 декабря 1941 года был награжден орденом Красного Знамени. К этому времени у него было более 40 боевых вылетов на бомбардировку противника и разведку, а через два дня экипаж не вернулся с боевого задания.
 
К настоящему времени установлены фамилии более 250 авиаторов-крымских татар, выпускников Качинской, Павлоградской и других авиашкол, воевавших в различных авиационных частях на разных фронтах.
 
На заключительном этапе войны, когда велись масштабные наступательные операции по освобождению советской территории и разгрому нацистской Германии, происходило самое большое по количеству награждений, в том числе и званием «Герой Советского Союза».
 
В это время крымские татары, как правило, уже не награждались высшими наградами. Причиной тому было изменение «статуса народа», перевод его в разряд «народов-предателей», список которых к концу войны увеличился. К этому времени были репрессированы и депортированы двенадцать народов, а также различные этнические группы.
 
Часть солдат и офицеров из числа репрессированных народов снималась с фронта и отправлялась в трудовую армию, на самые тяжелые работы, их положение мало чем отличалось от положения немецких военнопленных.
 
Ратный подвиг солдат и офицеров репрессированных народов не был по достоинству оценен, особенно в той части, когда дело касалось награждения званием «Герой Советского Союза». Формируемый в общественном сознании миф о «народах-предателях» еще тогда мог быть легко развенчан.
 
Замену наград на награды более низкого статута можно проследить на примере офицеров, особенно старших.
 
На гвардии майора Рефата Османова, начальника штаба артиллерии 38-й гвардейской стрелковой дивизии, имеются 3 наградных листа с подробным перечислением его боевых заслуг в ноябре 1944 года, феврале и мае 1945 года.
 
Его дважды представляют к ордену Красного Знамени и оба раза заменяют орденом Отечественной войны I степени, в третий раз представляют к ордену Кутузова III степени и эту награду заменяют орденом Отечественной войны, но уже II степени. Замена наград происходит, как правило, в последней инстанции.
 
Примеров таких достаточно много. Для сравнения на сайте ОБД «Мемориал» к настоящему времени (июль 2012 года) выставлены 5 тысяч наградных листов солдат и офицеров различных национальностей, призванных военкоматами Крымской АССР.
 
Нет наградных листов на немцев, имеются несколько листов на болгар и греков. Представителей этих этносов не призывали в РККА, скорее всего, уже тогда считали «потенциальными предателями», так как их материнские государства находились в союзнических отношениях с Германией.
 
Рассмотрев все списки и наградные листы представленных к званию Героя Советского Союза, я установил, что только двум военнослужащим некрымскотатарской национальности, представленным к званию Героя и призванным из Крымской АССР, награду заменили орденами.
 
Среди представленных к ордену Ленина и Красного Знамени военнослужащих некрымскотатарской национальности замены почти не встречаются.
 
Наградные листы перечисленных выше солдат и офицеров-крымских татар, представленных к высшей награде СССР, можно извлечь из ОБД «Мемориал» и других источников. География призыва крымских татар в армию и на фронт обширна, что подтверждают сведения о перечисленных нами Героях, но есть и другие, на которых наградные листы еще не найдены.
 
При сравнении содержания наградных листов на солдат и офицеров-крымских татар на присвоение им звания «Герой Советского Союза» с содержанием наградных листов на военнослужащих других национальностей прослеживается определенная необъективность.
 
В среднем, только один из четырех крымских татар, представленных к званию «Герой Советского Союза», был удостоен этого высокого звания.
 
Среди них числится гвардии полковник Усеин СУЛЕЙМАНОВ, командир 1242-го полка 374-й стрелковой дивизии 54-й армии, награжденный за время войны 4 орденами Ленина, 4 орденами Красного Знамени, орденом Суворова, 4 орденами Отечественная война I и II cтепени, 2 орденами Красной Звезды. Был представлен к званию Героя за прорыв блокады Ленинграда в районе Синельниково.
 
За проявленный героизм при обороне Акъяра (Севастополя) был представлен к высшей награде командующим Черноморским флотом вице-адмиралом Ф. Октябрьским и командир пулеметного отделения 8-й отдельной бригады морской пехоты старшина второй статьи Исмаил ЯЗЫДЖИЕВ. Командующий флотом лично перед строем поздравил его с высокой наградой. О героизме И. Языджиева в своих воспоминаниях пишет участник обороны г. Акъяра, впоследствии дослужившийся до звания контр- адмирала М. Байсак.
 
Участник парада Победы 24 июня 1945 года Эмир-Усеин ЧАЛБАШ, во время войны командовал эскадрильей, сбил лично 11 самолетов противника и 6 в составе группы. Подготовил и обучил за время войны сотни молодых летчиков, войну закончил в звании подполковника, после войны, будучи полковником, командовал авиационным полком.
 
Список представленных к награждению, но не награжденных можно продолжить.
 
Работая с наградными листами, в которых отражены судьбы тысяч и тысяч солдат и офицеров, не перестаешь удивляться жестокости сталинского режима в отношении репрессированных народов, сыновья которых воевали на фронтах войны, проявляли массовый героизм, погибали, получали увечья, а в это время их семьи умирали от голода и болезней в местах ссылки.
 
Только через полвека после окончания войны солдаты-победители получили формальное право возвратиться на родную землю, за которую они проливали кровь, большинство не дожило до этого времени, прах многих из них покоится вдали от родного Крыма.
 
«Война для крымскотатарского народа еще не окончена. Война считается оконченной лишь тогда, когда последний погибший солдат будет захоронен, последний пленный обменен и последний живой вернется с фронта.
 
Последние оставшиеся в живых солдаты-победители - крымские татары - через 65 лет (2010 г.) после Победы, вынужденно проживающие в местах изгнания, все еще не могут вернуться домой с войны и умирают на чужбине. Пройдет еще некоторое время, и не станет последнего солдата-победителя, вернувшегося с войны, но не дошедшего до родного дома.
 
Все это ляжет позором на страны-правопреемницы СССР, которые несут ответственность за преступления тоталитарного режима».
 
Эти слова были произнесены мною 24 апреля 2010 года на заседании гуманитарной секции международной конференции «Университеты и общество» в МГУ им. Ломоносова в Москве в присутствии двух сотен ученых-историков, философов, социологов, политологов, языковедов, педагогов.
 
Наше прошлое всегда должно быть с нами.
 
 
 
Источник
группа ВК Крымские татары - участники войны