Перейти к основному содержанию
урф-адетлеримизни унутмайыкъ
Трагическая дата Крымского ханства или операция «Крым». Осуществлено путем обмана и насилия
8 апреля 1783 года манифестом Российской империи было объявлено, что «полуостров крымский, Тамань и вся кубанская сторона приняты под российскую державу». Сразу же после подписания документа ко всем иностранным дворам были отправлены официальные обращения российской императрицы Екатерины II.
 
По сути, это были оправдательные послания, в которых говорилось о якобы «вынужденной мере — приобретении Крыма». Ноты с ответом не заставили себя долго ждать. Ни одно из европейских государств не выразило добрых пожеланий в связи с аннексией Крымского ханства. Ведь современники тех лет прекрасно были осведомлены, что все это было осуществлено путем обмана и насилия.
 
Впервые идея о ликвидации ханства и присоединении новых земель к России прозвучала в 1762 году. Именно тогда
канцлер граф Михаил Воронцов преподнес царице проект под названием «Записки о Малой Татарии». В проекте он подробно изложил, какую выгоду извлечет Россия, окажись ханство в составе империи. Предложение взяли во внимание. А спустя шесть лет приступили к его осуществлению.
 
 
В 1768 году Россия вторжением в пределы Крымского ханства спровоцировала международный конфликт, который вылился в войну между зачинщицей, Османской империей и Крымским ханством. После смерти в 1769 году талантливого полководца крымского хана Крым Гирая крымская держава вступила в полосу неприятностей. Она заметно сдала свои позиции, особенно после побед российских войск при Ларге (Картальское сражение), Кагуле и Бендерах в 1770 году.
 
Еще перед самым началом военных действий Екатерина II пишет главнокомандующему 2-й армии Петру Панину о том, что желает склонить крымский народ к отказу от османского влияния и привести в подданство России. Но эта идея потерпела полное фиаско. Крымцы не желали становиться российскими подданными.
 
В Петербурге приняли решение переходить к силовому методу покорения. Но для этого следовало отвлечь внимание противника. И российская сторона предложила османскому правительству начать мирные переговоры. Порта не стремилась вести затяжную войну и дала свое согласие. Пока летом 1772 года шла подготовка к переговорам в выбранном сторонами городе Фокшаны, российское правительство готовилось заключить договор с крымским ханом. Согласно этому документу, ханство официально было бы объявлено независимой державой. Но этот договор был сразу же отвергнут крымским ханом Сагибом Гираем.
 
Здесь следует сделать небольшое отступление. Крымское ханство было всегда независимым и свободным государством. Но в данном случае Россия «намекала» на Османскую империю, с которой ханство связывали давние и тесные отношения. Так крымцы подчинялись османскому султану исключительно как халифу всего мусульманского мира, крымские аскеры обязывались принимать участие в войнах Османской империи. Правда, к XVIII веку османские султаны добились влияния на процесс избрания крымского хана из династии Гираев. Собственно, исходя из этого, Россия сделала свои выводы, что ханство зависимо от Порты. Точнее будет сказать, нашла причину, чтобы как всегда выступить в роли такого себе «миротворца». Что же касается мнения самих жителей ханства, то оно, естественно, не учитывалось.
 
Пока в Фокшанах российские дипломаты упрямо доказывали османским дипломатам, что необходимо жителей ханства избавить от «зависимости» Порты, на полуостров в срочном порядке были введены войска второй русской армии под командованием князя Василия Долгорукова. На тот момент силы крымцев были сосредоточены на основном театре военных действий, на Дунае. Подчеркнем, в Крыму не было основной армии. И русские не встретили особых препятствий. Для начала российская сторона все же предприняла попытку мирным путем склонить крымцев к союзу. Но, несмотря на все усилия, переговоры с крымским ханом и бейской верхушкой не привели к желаемому результату. Как только в Порте стало известно о действиях русских в Крыму, султан прервал Фокшанский конгресс. Он отказывался продолжать переговоры о мире до тех пор, пока не прекратится оккупация полуострова и давление на его жителей со стороны российского правительства.
 
Впрочем, к такому повороту событий в Петербурге были готовы. Екатерина и ее окружение не собирались отступать. И в Крым к Василию Долгорукову летит срочная депеша: действовать согласно ранее полученным инструкциям. 19 сентября 1772 года князь Долгоруков устроил на полуострове карательную акцию, которая прекратилась только после вынужденного согласия крымского правительства подписать внутренний договор о так называемой «независимости» ханства. Согласно статьям этого документа, Крым утрачивал покровительство Османской империи. Более того, терял город Керчь и крепость Ени-Кале, а также вынужден был согласиться на размещение русского гарнизона в Акъ-яре. Трактат был подписан в ноябре 1772 года в Карасубазаре. Ханству была силой навязана формальная независимость.
 
Возможно, все было бы иначе, если бы в Стамбуле не умер султан Мустафа III и к власти не пришел его слабовольный брат Абдула-Хамид I, подписавший с Россией в 1774 году Кучук-Кайнарджийский мир, по которому крымские татары были признаны «вольными и совершенно независимыми от всякой посторонней власти». Мир был подписан. Ханство признано независимым. Но теперь Екатерину интересовал вопрос о присоединении к России Крымского государства. Потемкин предложил план завоевания Крыма, а после и Османской империи, на осколках которой мечтал возродить Византийскую империю. Это был так называемый «греческий проект», реализация которого предполагала перекройку карты Юго-Восточной Европы.
 
Игнорируя условия мирного договора 1774 года, Потемкин начинает вмешиваться во внутренние дела крымского государства. 21 апреля 1777 года на ханство был избран Шагин Гирай. Воспользовавшись сменой власти в Бахчисарае, Потемкин отдает приказ окружить крымский полуостров русскими кораблями с моря, запереть порты и силой оружия вынуждает жителей полуострова — крымцев покориться России.
 
Свои действия он комментирует как прямое указание нового крымского хана Шагина Гирая. Последний об этом ничего не знал. Все это делается для того, чтобы народ поддался на провокацию и поднял мятеж против своего хана. Как и следовало ожидать, мощное восстание вспыхнуло 2 октября 1777 года и было жестоко подавлено силой русского оружия.
 
Мятеж стал поводом ввести дополнительные войска на полуостров. Пощады не было никому. Погибли десятки тысяч мирных жителей. Как сообщает очевидец тех событий, караимский священник Азарья, российские солдаты казнили не только крымских воинов. Их преступная рука снова поднялась на женщин и детей. Смерти подвергались целые семьи воинов, замеченных в бунте. В ходе военных действий был разрушен Акъмесджит, сожжены Къарасубазар и Кефе.
 
Одновременно Потемкину приходит идея выслать с полуострова христианское население — урумов (потомков древних эллинов) и армян. Трудность заключалась в том, что крымские христиане оставались подданными Крымского государства и менять свой статус не собирались. Но в ход снова пошли русские штыки, и христианам поневоле пришлось покинуть родные края.
 
А тем временем агенты Потемкина планомерно настраивали крымское население против хана. Именно они пропагандировали идею обратиться к Потемкину, чтобы переизбрать нового хана. И уже в 1780 году нашлись такие, которые направили к графу делегацию с требованием выбрать нового хана. Однако Потемкин умышленно возвратил посланников с пути и велел признать ханом Шагина Гирая. Граф, несомненно, знал, что этими действиями он вливает последнюю каплю в чашу терпения крымцев. Это отвечало его интересам. Ведь теперь можно было беспрепятственно удалить из Крыма Шагина Гирая и тем самым обезглавить ханство. Спустя два года князь начинает торопить императрицу принять решительные действия в отношении Крыма. Потемкин предлагает генеральный план присоединения ханства и добавляет, что сейчас самое время, так как европейские государства отвлечены собственными проблемами и чинить препятствий не будут: «Представьте же сие место в своих руках, увидите вдруг перемену счастливую для Государства Вашего… Сколько проистечет от того выгодностей: изобилие, спокойствие жителей, а от того и население, умножение доходов, господство непрекословное Черным морем. Доходы сего полуострова в руках Ваших возвысятся. Одна соль уже важный артикул, а что хлеб и вино… Я еще повторяю, Всемилостивейшая Государыня, мое усерднейшее представление, что нужно спешить исполнением сего. Вы впоследствии времен дознаете, сколько сделается затруднения, есть ли сие не учинится».
 
Нельзя сказать, что сама Екатерина не думала о включении в свои владения выгодной территории Крымского ханства, но, судя по имеющимся документам и письмам, к этому царицу всячески подталкивал Потемкин: «Естли же не захватите ныне, то будет время, когда все то, что ныне получим даром, станем доставать дорогою ценою. Извольте рассмотреть следующее… Положите ж теперь, что Крым Ваш и что нету уже сей бородавки на носу… Приобретение Крыма… Удар сильный — да кому? Туркам. Сие Вас еще больше обязывает. Поверьте, что Вы сим приобретением бессмертную славу получите, и такую, какой ни один Государь в России еще не имел. Сия слава проложит дорогу еще к другой и большей славе, с Крымом достанется и господство на Черном море… От Вас зависеть будет запирать ход туркам и кормить их или морить с голоду.
 
Хану пожалуйте в Персии что хотите, — он будет рад. Вам он Крым поднесет нынешнюю зиму, и жители охотно принесут о сем просьбу...».
 
Относительно крымского хана Потемкин позволил себе заблуждаться. Князь не мог не знать, что таких намерений у хана не было в 1782 году и быть не могло. Хан не собирался менять родной Крым на чуждую Персию, он строил свои планы о создании независимой Черноморской империи.
 
Императрица одобрила план своего фаворита. Все произошло довольно быстро. Потемкин приказал генерал-поручику графу де Бальмену усилить охрану границ Крымского ханства, а уже в начале апреля 1783 года предложил от имени императрицы Шагину Гираю оставить престол. Ни армии, на которую можно было опереться, ни возможности что-либо изменить в сложившейся ситуации у хана не было. Поэтому ему ничего не оставалось, как покинуть Бахчисарай. Официального отречения от престола не было. Здесь стоит обратить внимание на тот факт, что сегодня нет в природе документа об официальном отречении последнего крымского хана Шагина Гирая, о котором упрямо писали и сегодня продолжают упорно говорить российские историки.
 
Тем временем Екатерина с нетерпением ждет вестей от своего фаворита и шлет письма, в которых настоятельно просит поторопиться занять Крым. Потемкин не мешкал, он пишет, что привел к присяге все население Крымского ханства. На самом деле никакой официальной присяги не было и быть не могло! А в целом народ никто во внимание не брал. Видимо, для крепостной России это было нормальным явлением.
 
К апрелю 1783 года на полуостров были стянуты дополнительные российские войска и 8 числа во всех городах и крупных населенных пунктах был зачитан манифест о присоединении Крыма к России. В Петербурге не заботились о том, что Манифест был принят незаконно. Крымцы отказывались приносить присягу и уж тем более переходить в подданство чуждому государству.
 
Что же касается Османской империи, то последняя, подстрекаемая Францией, начала военные действия в 1787 году против России. Но все эти вялые действия закончились подписанием Ясского мира, по которому Северное Причерноморье, включая Крым, оставалось за Россией.
 
 

Категория

Источник
Гульнара Абдулаева